ВОЗВРАТ                                             

 
      
Июль 2010, №7         
     
Ракурс Истории______________________                                               Борис Клейн            

                                
 ДЕЛО ВРАЧЕЙ”: АМЕРИКАНСКИЕ АРХИВЫ                    
                 

             Речь пойдет об одном из важнейших исторических сюжетов середины ХХ века. Сфабрикованное в СССР, "дело врачей" поставило под угрозу не только советское и мировое еврейство. Можно сказать, что от него исходила опасность для всего человечества.

                                                   

               Спустя полвека, при большом количестве опубликованных работ, нет уверенности, что тема полностью изучена. Мы еще многого не знаем.
               Я давно приходил к мысли, что для раскрытия "дела врачей" недостаточно одних только российских источников. Хотелось увидеть его с "другого берега", - таким, каким оно представлялось основному противнику СССР. Но для этого нужно было оказаться в США и сориентироваться в море американских архивов.
              Поиск показался мне не напрасным, когда пришел обнадеживающий ответ из Библиотеки Д.Эйзенхауэра: "Дорогой профессор Клейн: мы располагаем документацией по делу о "Заговоре врачей", как и в целом по вопросу о советском антисемитизме”.
              Однако дальше в официальном письме говорилось, что весь архивный материал рассредоточен, а некоторые документы еще остаются на секретном хранении.
              Прошло несколько лет, прежде чем 25 из них были рассекречены по моему запросу. Затем мною изучен был фонд Госдепартамента в Национальном архиве США в Вашингтоне.
              Немало нового для историка поведали источники, как бы остававшиеся под спудом. В частности, я узнал о мерах, принятых в начале 1953 года, в ответ на аресты врачей в СССР, тайным Советом по психологической стратегии при Президенте США /Psychological Strategy Board - PSB/. Впервые стало известно о существовании в Соединенных Штатах спецгруппы "Сталин", даже не упоминавшейся до того в литературе /кодовое обозначение группы - PSB D-40/. Ей поручено было изучить возможности отставки, или отстранения Сталина от власти.
                В мое поле зрения вошли обзоры американской разведки, заключения экспертов, переписка Госдепартамента с посольством США в Москве и послами в некоторых других странах, проекты резолюций, внесенных в Конгресс в связи с преследованиями евреев в СССР, сводки международной печати и многое другое.
               О некоторых материалах я рассказал в печати. Но должен признаться, что найденное в архивах долго не удавалось осмыслить в рамках единой концепции. Только в июне 2006 года я опубликовал в московском академическом журнале "Вопросы истории" научную статью, которая подвела итог весьма продолжительным исследованиям.
                На этой основе теперь мною написаны документальные очерки, которые введут читателя в атмосферу той эпохи, раскроют международный контекст "дела врачей" и, надеюсь, помогут глубже понять его смысл.
               Добавлю попутно, что те события мне известны не только по архивам и мемуарам. В конце февраля 1953 года, после публикации фельетона "Темных дел мастера", у нас дома был проведен допрос моего больного отца, главврача Гродненской железнодорожной больницы С.С.Клейна. Его спрашивали, зачем он окружил себя евреями, и почему под его руководством применяют неправильные методы лечения. Правда, впоследствии обвинения полностью отпали, а отцу предложили возглавить в том же городе другое медицинское учреждение. Но, как и все подследственные, привлеченные по "делу врачей", он сохранил жизнь только потому, что мир, наконец, был избавлен от физического присутствия И.Сталина.

                                                         "ПЕРСОНА НОН ГРАТА"

               Вновь назначенный американский посол Джордж Кеннан прибыл в Москву 5 мая 1952 года. Сопоставив свои прежние впечатления от СССР со свежими, он сделал вывод, что происходит что-то неладное.
  Летом, читаем в его мемуарах, над столицей явно сгустилась атмосфера подозрений, неуверенности, страха. Какая-то мертвая тишина.
  Не был принят пятилетний план, не ощущалось попыток режима подогреть народный энтузиазм. Военные атташе, наблюдавшие за Сталиным на трибуне по случаю авиационного праздника, рассказали, что это, похоже, был двойник вождя: другие руководители как будто не замечали его.
           Антиамериканская пропаганда велась все более яростно. Посольство США фактически находилось в осаде.
              "...Мы, - писал Кеннан 11 августа 1952 года президенту Г.Трумэну, - настолько отрезаны и стеснены запретами, и нас настолько игнорирует советское правительство, что это выглядит так, как будто вообще прерваны дипломатические отношения".
              Правда, американский корреспондент в Москве Гаррисон Солсбери в дневниковой записи того же дня отметил, что, беседуя с ним, посол не говорил о близости войны.
              Через десять лет, публикуя свои дневники, Солсбери сделал такое примечание к прежней записи: "12 августа 1952 года были казнены приблизительно двадцать четыре участника мнимого заговора евреев против советского государства. Об этих обвинениях, о процессе и казни не было ничего известно в тех московских кругах, к которым я принадлежал”.   /Из бывших членов ЕАК расстреляно было тринадцать - Б.К./
               Выходит, Джордж Кеннан в то время тоже ничего не знал о процессе Еврейского антифашистского комитета. Он не располагал информацией о поднявшейся волне арестов в аппарате МГБ, хотя министр В.Абакумов сидел в тюрьме около года, не был в курсе начавшегося следствия о "преступной группе" кремлевских медиков. Поразительно малая информированность посла...
               Зато перед своим отбытием из Америки в Москву он хорошо уяснил, каким курсом следует "холодная война", и что надлежит предпринять ему лично.
          Стратегия США к началу 1952 года исходила из необходимости усиливать экономическое и военное давление на коммунистические страны.
             В Вашингтоне полагали, что нет смысла устраивать встречу руководителей западных держав со Сталиным. Ибо он потребует признания в качестве статус-кво сложившихся сфер влияния, будь-то в Восточной Европе, или в других частях света.
             Президент Трумэн считал это абсолютно неприемлемым для США. Такое признание будет негативно воспринято американским общественным мнением, не принесет пользы Западу и даже не вызовет уважения со стороны руководства СССР.
              Однако нельзя позволить Кремлю и полностью изолироваться, ибо тогда советские лидеры, обладавшие атомным оружием, могли бы сделать опасные выводы. Во время своей конфиденциальной встречи Трумэн и британский премьер-министр Черчилль договорились, что кроме официальных каналов, нужно заиметь в СССР на всякий случай и неформальные контакты на высоком уровне, в том числе, со Сталиным. Президент сообщил Черчиллю, что посылает в Москву с этой целью Джорджа Кеннана, который завяжет такого типа контакты и дискуссии, - "если ему это позволят". /"Вопросы истории", 2000, 9/.
               Итак, вот в чем состояла неотложная задача нового посла.
              В прежние годы американские дипломаты поддерживали неофициальную связь с отдельными представителями советской интеллигенции. Конечно, не составляло тайны, что "прирученных русских" контролировало МГБ, но теперь таковых и вовсе не стало.
              Чтобы преодолеть полную общественную изоляцию посольства, Кеннан пошел на риск: он решил напомнить о себе Борису Подцеробу. Последнего, - ответственного сотрудника МИДа, - он знал во время войны как начальника личной канцелярии В.М.Молотова.
             Советнику посольства Кэммингсу поручено было установить контакт с Подцеробом и передать ему от имени американского посла предложение встретиться в непринужденной обстановке "за чашкой чая". В конце июня 1952 года это задание было исполнено.
             Но вслед за тем, в июле произошел неприятный инцидент. Субботним утром Кеннану доложили, что какой-то молодой русский проник в приемную посольства и требует встречи с ним. Не называя своего имени, он только показывает издали партийный билет - беспрецедентный случай.
               Тут советник Кэммингс припомнил, что видел этого визитера ранее, на приеме в советском МИДе. После чего сам посол согласился побеседовать с ним, но только в присутствии своего помощника.
               Бледный, взволнованный субъект заявил, что он - сын министра госбезопасности СССР. Как должно быть известно американцам /в действительности не было известно/, его отца недавно репрессировали.
             Теперь вся семья страдает, а сам он находится в безвыходном положении. Примерно то же произошло и с несколькими его друзьями.
              Благодаря своим прежним связям, они знают все входы и выходы в Кремле. Если им дадут деньги и оружие, то, заверил незнакомец, они покончат с нынешним советским руководством.
              Не сомневаясь, что видит перед собою провокатора, Кеннан потребовал от него немедленно покинуть посольство. Через окно можно было увидеть, как незваного гостя подхватили на улице и увели какие-то люди в штатском.
              Кто и зачем направил его в посольство?
             "Визит, который мне нанесли, - написано в воспоминаниях Кеннана, - был ответом Сталина. Вот каков его смысл: "Жалкий капиталистический негодяй, я знаю, с какой целью ты хочешь встречаться с советскими гражданами: подрывная деятельность, террор и свержение сталинского режима. Отлично! Я посылаю тебе подходящего парня”. Могли, я думаю, возникнуть подозрения, что мое сближение с Подцеробом являлось попыткой вступить в контакт с оппозиционными элементами, вовлеченными в интриги против Сталина". /Kennan G. Memoirs, 1950- 1963/.
             Конечно, то, что советский дипломат, бывший сотрудник Молотова, вступил в закулисный контакт с американским посольством, независимо, с согласия своего начальства или нет, могло быть использовано впоследствии как улика и против Молотова и против Кеннана.
             Но американскому послу, возможно, грозила и другая серьезная опасность. Ее представляло собой расследовавшееся МГБ шпионское дело Варфоломеева.
             Последний со времени Корейской войны находился под стражей в Москве как американский агент. Он дал показания, что якобы президент США Трумэн одобрил "План внутреннего удара", предусматривавший полное уничтожение Кремля с помощью новейших атомных снарядов, которыми выстрелят из окон американского посольства. Несмотря на абсурдное содержание, провокационный "план " в феврале 1953г. привлек внимание Сталина. /Brent J., Naumov V.P. Stalin "s Last Crime.../
              Неизвестно, предупредил ли кто-либо Кеннана об этой угрозе. Но он внезапно исчез из Советского Союза. Его последующие действия вряд ли могли быть совершены, как он их потом объяснял, только по собственной его инициативе.
               А случилось вот что.
             В редакционной статье "Правды" 26 сентября 1952 года сообщалось, что американский посол, прилетев из Москвы в Западный Берлин, сделал клеветническое заявление для прессы. Он показал себя лжецом и заклятым врагом СССР. Главным, что возмутило Кремль в интервью Д.Кеннана, было сделанное им сравнение положения американцев в Москве с той ситуацией, когда он в 1941-1942г.г. был интернирован нацистами в Берлине.
               В итоге Кеннан был объявлен советским правительством "персоной нон грата", ему даже не разрешили лично вывезти из московского посольства свою жену и детей.
                Итак, вскоре после его аккредитации в качестве посла произошло не улучшение, а дальнейшее обострение и без того плохих советско-американских отношений.
                В своих мемуарах Кеннан подробно освещает странный июльский инцидент 1952 года, и правдивость его рассказа о проникновении в посольство США подозрительного человека сомнений не вызывает. Суть предложения, сделанного незнакомцем, тоже была однозначна: при условии, если американские дипломаты снабдят его "группу" деньгами и оружием, он обещал истребить советское руководство. То есть, убить Сталина.
              Я располагаю копией письма Кеннана президенту Трумэну, отправленного дипломатической почтой из Москвы 11 августа 1952г. /Подлинник хранится в Библиотеке Гарри Трумэна/.
               Мне показалось странным, что на нескольких страницах этого текста даже не упомянуто июльское чрезвычайное происшествие. Притом, что посол усматривал тут провокацию со стороны самого Сталина.
             Может, сообщение все-таки ушло в Вашингтон, но по другому каналу? Подтверждения или опровержения этого факта у меня нет.
              Зато удалось установить личность незнакомца, проникшего в посольство, и оставшегося с тех пор загадкой для американцев. Глядя с перспективы истории, этому человеку стоит уделить некоторое внимание, ибо он оказался замешанным не только в начинавшееся "дело врачей".
               Конечно, он солгал тогда в посольстве, выдавая себя за сына министра МГБ Абакумова, - в действительности его отцом был маршал артиллерии Н.Д.Яковлев.
               Николай Николаевич Яковлев - родился в 1927г. семье военного. В 1944 он поступил в МГИМО, по окончании, которого получил направление на работу в министерство иностранных дел /советник Кэммингс не ошибался, распознав в нем одного из сотрудников этого ведомства/.
                 В феврале 1952 года был репрессирован его отец, заместитель министра обороны маршал Яковлев. Вскоре был арестован и сын. Следовательно, в июле этого года операцию с доставкой последнего к американскому посольству, как и последующую инсценировку его задержания на улице милицией провели советские органы безопасности.
               Выполнив порученное ему задание, Н.Н.Яковлев оставался и дальше под стражей. Возможно, в МГБ его придержали как будущего "свидетеля" против американских дипломатов, которым, одновременно с "врачами-вредителями", уготовили бы роль обвиняемых на процессах в Москве.
           Выйдя на свободу по амнистии в 1954 году, он сделался "историком-американистом". О покровительстве из высоких сфер можно судить по тому, что Яковлеву дали возможность защититься в закрытом Институте международных отношений, хотя он там больше не работал.
                Дальнейший виток карьеры агента спецслужб, ставшего доктором исторических наук, связан с событиями в СССР 1970-х, так или иначе затронувшими ныне живущих. Подоплеку этих событий раскрыл в печати сам Яковлев после крушения СССР, а скрупулезную проверку фактической стороны произвел московский исследователь В.В. Поликарпов /"Вопросы истории", 1998, 10-11/.
                 В обстановке секретности готовились сенсационные публикации КГБ СССР о подрывной политической роли масонов. В 1974 году Н.Н.Яковлев был приглашен на встречу с председателем КГБ Ю.Андроповым и генералом Ф.Бобковым, ведавшим идеологическими спецоперациями.
             Хозяева Лубянки неожиданно дали ему понять, что официальная советская идеология уже "обрыдла" массам, она изжила себя и не выдерживает спора с диссидентами. /Тем не менее, их продолжали сажать в тюрьмы и помещать в психбольницы/. С точки зрения КГБ, Солженицын изображал Россию слишком "безотрадно", недостаточно патриотично.
              Как запомнилось Яковлеву, Ю.Андропов на той встрече сказал: " - Дело не в демократии... а в том, что позывы к демократии неизбежно вели к развалу традиционного российского государства”.
          Поэтому-то потребовались другие исторические публикации, - "должного направления", то есть, помогающие борьбе с нигилистами, демократами и русофобами. Их следовало написать так, чтобы притянуть массового читателя. Для реализации этой задачи руководители КГБ вручили ученому гостю "масонские" материалы из архивов ведомства, дав вполне конкретные указания. Согласившись исполнить намеченную акцию, Яковлев выступил в роли автора книги "1 августа 1914", выпущенной в том же году в Москве /она неоднократно переиздается/.
             Мне запомнился шокирующий эффект этой книги. В ней, якобы на новых "документальных источниках", выдвигался старый юдофобский миф о виновниках поражения России в первой мировой войне и о причинах февральской революции 1917 года. Во всех несчастьях России повинны были масоны, которые якобы служили орудием всемирного "жидо-масонского заговора”. Только большевики, мол, спасли от него страну...
                Таков был "идейный запрос" тогдашнего руководства страны, которому казалось, что еще можно удержать власть с помощью низкопробных фальсификаций. Время доказало обратное.
                Тем не менее, усилия Лубянки не прошли бесследно. Получив напутствие свыше, в канун развала СССР заявило о себе новое советское черносотенство. Оно перетерпело пору катастроф, выросло в серьезную политическую силу, и ныне все заметнее влияет на общественное сознание.
                 В 2006 году в России /Москва-Ростов на Дону/ издана, - и сразу предложена в продажу американским читателям, - книга некоего Ф.Курбатова "Тайное общество масонов". Раскрыв ее, можно узнать, что февральскую революцию 1917 года в Петрограде "сделали люди, приехавшие утренним поездом из Харькова”. У них, якобы, имелся специально разработанный на тот случай масонский проект. Однако основную ответственность за российские беды несут не масоны, а стоящие за ними тайные враги, поименованные в "Протоколах сионских мудрецов". Не зря, мол, своевременно предупреждали об этом сведущие люди.
                Московский журнал "Молодая гвардия" /2006,12/ напечатал статью Н.Коняева "Уроки ушедшей империи", в которой сказано: "Мы знаем, что И.В.Сталина убили... как раз в тот момент, когда он подготавливал еще один 1937 год, планируя окончательно освободить от большевистской русофобии построенную им державу”.
                В такой атмосфере все труднее отстаивать истину. Затеянное много лет назад, но с дальним прицелом, "дело врачей" вводится определенными кругами в актуальный политический контекст. Поэтому так ценны неподконтрольные современным манипуляторам свидетельства архивов.

                                                     ЦЕЛЬ ФАБРИКАЦИИ ДЕЛА

               Переданное по московскому радио 13 января 1953 года сообщение ТАСС было воспринято в Вашингтоне как чрезвычайное событие, вызвавшее немедленную реакцию.
               Первым по времени может быть назван Меморандум, подготовленный в этот день для Роберта Тэйлора, помощника директора СПС /Совета психологической стратегии при президенте США/.
                 Начинался он так:
                 "Информация по безопасности. Секретно...
                 Вопрос: Советский медицинский заговор.
1. Ситуация. Сегодня в обзоре международных новостей CBS содержалось изложение передачи московского радио о том, что 9 советских врачей арестованы за участие в медицинском заговоре, созданном для ликвидации ключевого аппарата в советской иерархии.
                Еще неясно, все ли врачи евреи, но их достаточно, чтобы заговор был объявлен антикоммунистическим, буржуазным, сионистским, националистическим. Ясно, что в обвинении проступают сильные антисемитские ноты.
               Врачей обвиняют в том, что они умертвили Жданова наряду с некоторыми другими представителями советских верхов и составили список других руководителей, намеченных к ликвидации.

                                                     

             Техническая сторона, очевидно, заключалась в постановке неправильных диагнозов заболеваний, а затем в применении неподходящего лечения”.
               Автор документа Норберг приходил далее к выводу, что факты указывают на слабость противника, которую можно использовать к выгоде для Америки. Ибо независимо от антисемитских аспектов событий, из радиопередачи ясно, что в Кремле не все в порядке.
               Публично признать, что оказались изменниками медики, облеченные достаточным доверием правительства, чтобы иметь доступ к А.А.Жданову и другим видным советским персонам, - значит, по сути, подтвердить, что в верхах советской иерархии появилась трещина.
              С момента, когда развернулась официальная психологическая война против советского правительства в начале 1948 года это, по-видимому, первое подобного рода свидетельство, и оно может рассматриваться как признак успеха США.
               Что касается политики антисемитизма, то, - писал Норберг, - нужно считаться с тем, что СССР и его сателлиты будут проводить ее еще некоторое время. Проблему надлежит трактовать в "широких гуманитарных терминах", применимых и к другим меньшинствам. Существенная оговорка: "при этом не следовало бы раздражать чувства арабов на Ближнем Востоке”.
              Таковы исходные позиции американского центра "психологической войны" при оценке первых сообщений о "деле врачей". Как видим, в Вашингтоне испытывали скорее удивление, нежели растерянность.
                Исследователь не может обойти вопрос, четко поставленный еще в меморандуме СПС, но остающийся дискуссионным: зачем советское руководство в начале 1953 года публично заявило о раскрытии заговора наиболее влиятельных кремлевских врачей, то есть признало перед всем миром появление "трещины" в монолите власти?
              Ключом к ответу могли бы послужить архивные материалы американской разведки. Ей, как утверждал зам. министра обороны США В.С.Фостер, удалось нащупать по ряду направлений "болевые точки" СССР.
              Спецслужбы в течение полутора лет тщательно собирали сведения: какие конкретно американские акции затронули чувствительные места коммунистической системы. Результаты обобщил секретный отчет "Советская уязвимость". Две акции, говорилось в отчете, вызвали особенно острую реакцию советских властей.
                Во-первых, это принятый Конгрессом в октябре 1951 года "Закон об обеспечении взаимной безопасности", ассигновавший до 100 миллионов долларов на поддержку перебежчиков из СССР и его сателлитов, а также лиц, живущих в коммунистических странах, которые пожелают участвовать в действиях вооруженных сил НАТО или в обеспечении безопасности США.
                Во-вторых, это предвыборная речь 25 августа 1952 года Д.Эйзенхауэра /избранного президентом/, в которой он призвал к поддержке полного "освобождения " всех советских стран-сателлитов.
              Реакция Москвы была бурной. 29 августа 1952 года, комментируя речь Эйзенхауэра, "Правда" предупредила, что установка будущего президента на "освобождение" социалистических стран может продиктовать советскому народу военное решение.
              Среди советских ответных мер, в американском разведывательном отчете назывались дипломатические шаги СССР, кампании протестов, полномасштабная пропаганда ненависти к США, призывы к населению усилить "бдительность" - и, на этом фоне, шквал "шпионских процессов" в Восточной Европе.
                 Таким образом, обострение "холодной войны" со второй половины 1951 года проявилось в растущей наступательности американской внешней политики и, соответственно, в усилении антизападного репрессивного курса внутри советского блока. Это и предопределило, как можно заключить, выбор времени для фабрикации "дела врачей" и придания ему максимальной международной огласки.
                 Для Сталина на широком фронте явного и тайного противоборства двух блоков главной мишенью являлись США. Но советский диктатор тоже вел психологическую войну, и, подобно своему противнику, он искал слабые места, чтобы нанести чувствительный удар.
                Судя по тому, какой оборот приняли события, советская стратегия строилась в расчете на то, что Америка, как и в дореволюционные времена, окажется наиболее чувствительной в "еврейском вопросе”.
                По мнению Жореса Медведева, с лета 1951г., когда появились признаки интереса к провокации против врачей, в течение примерно года на Лубянке шло тайное накопление обвинительных материалов. Однако следствие в прямом смысле слова еще не велось. /Ж. А.Медведев. Сталин и "дело врачей". Новые материалы. - "Вопросы истории", 2003,1/.
               Лишь к осени 1952г. Сталину поступили экспертные заключения о "вредительском лечении". В следствии по этому делу определился и сионистский, и "шпионско-диверсионный" уклон. В ноябре-декабре были даны санкции на аресты десятков медиков.
В чем же заключался политический смысл совершенно необычного дела? В подходе к нему  Вашингтон стремился избежать шаблона.
               На следующий день после публикации извещения ТАСС, 14 января 1953 года, состоялось секретное совещание СПС для обсуждения "дела девяти московских докторов и других аспектов советского антисемитизма".
               Из меморандума, составленного Р.Тэйлором, видно, что интерес к судьбе арестованных евреев в Госдепартаменте нарастал. Но принятие каких либо мер в их защиту, будто бы, тормозилось местными "арабскими националистами", - чиновниками, которые целиком посвятили себя поощрению националистических вожделений арабов.
            Одни сотрудники Госдепа предпочитали просто выжидать. Другие же задумывались: не начнется ли вскоре, в связи с антисемитскими преследованиями, наплыв беженцев из-за "железного занавеса"?
                В документах СПС от 15 января отражалось беспокойство в связи с тем, что Москва второй день хранила молчание о раскрытом заговоре. Появилось мнение, что нужно срочно составить список наиболее влиятельных людей и организаций, заинтересованных в использовании сложившейся ситуации. Это выполнили сразу.
                Участники дискуссий сходились на том, что сообщение о заговоре было сделано для русских, - но с расчетом на реакцию во всем мире. Это может быть началом радикальной чистки, наподобие чисток в СССР 1930-х годов, с применением антисемитских приемов гитлеровского режима.
                Антисемитизм, отмечали некоторые, является одним из факторов. Но Советы теперь используют арест заподозренных как повод для расправы с инакомыслящими, интеллигенцией, - их представляют в качестве инструментов враждебного "капиталистического окружения".
                Подтверждается широкое распространение страха и неуверенности в Советском Союзе. Возможно, Сталин намерен ликвидировать более молодых и властолюбивых политиков из своего окружения, например, Л.П.Берию. В общем, налицо самый глубокий прорыв в политическом противостоянии США и нынешнего советского режима.
             Итоговый документ по результатам секретных совещаний был направлен ближайшему окружению вновь избранного президента-республиканца Д.Эйзенхауэра.
          Материалы Госдепартамента США освещают и первую реакцию внешнеполитических ведомств западных стран на события в Советском Союзе.

                                                                                  ©Б.Клейн   
                                         (Окончание
следует)

Иллюстрации: http://www.grani.ru/Society/Health/m.28183.html
                           http://www.liveinternet.ru/users/rosa_dossen/post111135723/

            Предыдущие публикации и об авторе - в Тематическом Указателе в разделах "История",                                                             "Литературоведение", "Биографические очерки"

НАЧАЛО                                                                                                                                       ВОЗВРАТ