ВОЗВРАТ                                       

   
  
 Ноябрь 2010, №11   

       Ракурс Истории________________________                              Михаил Финтушал    

 

        ОСКОЛКИ «ХРУСТАЛЬНОЙ НОЧИ»                     
                   
 

                                                        На рассвете в радуге из слез,
                                                      
 Разлетится на осколки ночь хрустальных грез.
                                                      
 Но еще до того, как наступит рассвет,
                                                      
 Ты увидишь, как тьма превращается в свет.

                                                      
 Хрустальные осколки под ногой
                                                 
      Рассыпаны по грязной мостовой.
                                                 
      Хрустальная ноябрьская ночь
                                                 
      Огнем пожарищ уходит прочь.

                                                 
      Осколки хрусталя под сапогом
                                                 
      При свете дня окажутся стеклом.
                                                     
  Хрустальная ноябрьская ночь,
                                                     
 
Как дым пожарищ уходит прочь.

                                          Политика государственного антисемитизма

          После прихода к власти Гитлер начал проводить политику государственного антисемитизма, он выдвинул лозунг «Judenfrein», который означал очищение Германии от евреев. Чтобы изгнать евреев из Германии, фюрер использовал дискриминационное законодательство. В начале 1938г. Гитлер решил использовать насильственные меры, чтобы заставить евреев эмигрировать из Германии. В середине февраля по инициативе Гитлера в газете «Черный корпус», которая издавались СС, появилась статья, озаглавленная: «Что нужно сделать с евреями»? В статье анонимный автор выражал недовольство тем, что эмиграционная лихорадка не заразила евреев. Автор сожалел, что евреи не сидят на чемоданах и не стремятся покинуть страну, он предлагал принять драконовские меры против евреев. Гитлер считал, что еврейский погром может стать мерой, которая усилит поток еврейской эмиграции. Другой целью погрома являлось повышение агрессивного потенциала немецкого народа, что бы осуществить морально-психологическую подготовку к войне. Провести погром Гитлер решил 10 ноября 1938г. - в этот день исполнялось 455 лет со дня рождения Мартина Лютера, который был ярым антисемитом.
             Гитлер решил создать миф о евреях как о „нации убийц, для этого он планировал в одной из западных стран осуществить покушение на немецкого дипломата. Обвинив в теракте «международное еврейство» фюрер хотел довести накал ненависти к евреям до вулканического извержения. Покушение можно было использовать в качестве предлога для проведения погрома, который можно было объяснить борьбой против «еврейского терроризма». Гитлер приказал начальнику СД Гейдриху в начале ноября осуществить теракт против немецкого дипломата. Тот попросил шефа гестапо Мюллера наметить дипломата, который подлежал ликвидации.
               В гестапо имелось досье на третьего секретаря немецкого посольства в Париже Эрнста
фон Рата, который являлся членом нацистской партии, но допускал критические высказывания в адрес гитлеровского режима. Мюллер приказал вести слежку за фон Ратом и гестаповцы установили, что дипломат встречался в кафе для гомосексуалистов с Гершлем Гриншпан. Мюллер сообщил об интимной связи фон Рата с семнадцатилетним евреем Райнхарду Гейдриху, который приказал взять Гриншпан в оперативную разработку. Американский прокурор Роберт Кемпнер на Нюрнбергском процессе допрашивал немецких агентов, которые вели слежку за Гриншпан. (См.: Штайн П. Немецкий посол в Париже был убит своим любовником? // Русская Германия. №45, 11.11.03г.).
             Гейдрих решил, что фон Рат должен стать искупительной жертвой - его убийство послужит предлогом для еврейского погрома. Гриншпан необходимо «втемную» использовать
для совершения теракта, он не должен подозревать, что действует по заданию гестапо. Семья польского портного Менделя Гриншпан жила в Ганновере с 1911г., он  имел шесть сыновей и дочь. Старший сын Гершель окончил школу в 1935г., он учился в ешиве во Франкфурте. В 1937г.  юноша покинул Германию и переехал в Брюссель, а затем в Париж. Гриншпан жил в еврейском квартале Парижа у дяди, он не работал и фон Рат оказывал ему материальную поддержку. Французские власти предупредили Гриншпан, что он живет в стране незаконно и должен покинуть страну иначе будет депортирован. Агентам гестапо удалось продлить срок проживания Гриншпан во Франции.

                                                       Збонщинское выдворение

               В довоенной Польше среди населения существовали антисемитские предрассудки, Пилсудский пытался сдерживать эти настроения. После его смерти в 1935г. ввели отдельные скамьи для еврейских студентов в Львовском Политехникуме. В 1937 году Польша денонсировала Малый Версальский договор, который определял права нацменьшинств, в этом году социалисты отказались от совместной с евреями первомайской демонстрации. Практика введения отдельных скамеек для еврейских студентов была официально легализована в Польше. В результате подобной политики с 1933 по 1938 годы из Польши бежали 600 тыс. евреев, а из Германии за то же время 170 тыс.
             15 октября 1938г. в Польше была опубликована поправка к закону о гражданстве, согласно которой польские граждане за границей должны были до 30 октября лично явиться в местные консульства и продлить свои паспорта. Польские власти хотели аннулировать паспорта 50 000 польских евреев, которые проживали в Австрии и Германии и лишить их возможности вернуться в Польшу. Гитлер решил осуществить насильственную депортацию польских евреев на родину - 28 октября в Германии началась волна арестов. 29 октября к Ной-Бентшен прибыли транспорты с 12 000 польскими евреями и эсэсовцы палками погнали людей к польской границе. Но польские пограничники предупредили евреев, что при пересечении границы они откроют пулеметный огонь. 12 000 человек расположились на нейтральной полосе табором под открытым небом. Вечером к Ной-Бентшен прибыли транспорты, которые насчитывали еще 5 000 человек и эсэсовцы погнали евреев на север в надежде переправить их в Польшу на другом участке границы. 30 октября 30 000 евреев прибыли в Верхнюю Силезию, они расположились под открытым небом на германо-польской границе. (См.: История Холокоста в Европе, 1933-1945. М.: Текст, 2000).
            Риббинтроп потребовал от польских властей отменить поправки к гражданскому кодексу и принять евреев, которые находились на польско-германской границе. Варшава пошли на уступки - срок регистрации паспортов польских евреев был продлен до 31 июля 1939 года. Польские власти согласились принять евреев, которые находились у Ной-Бентшен, при условии, что остальные евреи не будут депортированы. 12 000 евреев перешли польскую границу, они были размещены в бараках у селения Збонщин. 5 000 евреев нацисты заключили в концлагерь, а 30 000 вернули на прежнее место жительство. Среди депортированных, которые оказались в концлагере в Збонщине, находилась и семья Менделя Гриншпан. Условия жизни в Збонщине были тяжелыми и Мендель оказался в трудном положении - на его руках было семь дочерей. Мендель Гриншпан написал сыну в Париж открытку: «Дорогой Гершл, мы оказались в Польше на мели, без копейки денег. Не смог ли бы ты прислать сколько-нибудь? Заранее благодарен. Отец».

                                        «Медицинское убийство» Эрнста фон Рата

             В конце октября 1938г. подготовка погрома была завершена, еврейские магазины были помечены надписями, которые делались белой краской. В гестапо имелись адреса синагог, которые было намечено разрушить, если здания находились отдельно, то их планировалось сжечь. Были составлены списки, которые включали несколько десятков тысяч богатых евреев, подлежащих аресту. Три крупнейших концлагеря - Дахау, Бухенвальд и Заксенхаузен были расширены, чтобы принять арестованных.
             В начале ноября Гейдрих прибыл в Париж, чтобы осуществить руководство операцией по ликвидации фон Рата. У него была открытка Менделя Гриншпан к сыну, которую перехватили гестаповцы. Гейдрих решил склонить Гриншпан к тому, что бы он совершил покушение на германского посла, а под пули подставить фон Рата. Райнхард проинструктировал агента гестапо, как оказать на Гриншпан психологическое давление, чтобы он согласился совершить покушение. Агент должен был представиться другом Менделя Гриншпан и передать Гершлю открытку, написанную отцом. Необходимо было сообщить Гриншпан, что его семья была депортирована нацистами в Польшу. 12 тысяч польских евреев подверглись издевательствам и были депортированы в Збонщин, где проживают в тяжелых условиях.
         
 6 ноября агент гестапо встретился с Гриншпан и призвал юношу отомстить за издевательства над 12 000 евреев. Провокатор призвал Гриншпан убить германского посла, и юноша подался на провокацию. Агент посоветовал Гриншпан прийти в немецкое посольство и сказать, что хочет сообщить послу важные сведения, а во время встречи совершить покушение. Гриншпан получил деньги, на которые он купил в магазине пистолет «Беретта». Юноша написал прощальное письмо родителям: «Дорогие мои! Я не мог поступить иначе - мое сердце обливается кровью с того момента, как я узнал о страданиях 12 тысяч моих единоверцев. Да простит меня Б-г, и я надеюсь, что вы меня простите. Гершл».
             Германское посольство усиленно охранялось, его территория была обнесена высокой оградой, вдоль которой по внутреннему периметру патрулировали эсэсовцы с овчарками. У ворот посольства с внешней стороны дежурила французская полиция, а с внутренней стороны находилась немецкая охрана. Когда посетитель проходил на КПП, у него проверяли документы и тщательно обыскивали. Посетитель должен был назвать дежурному офицеру фамилию немецкого дипломата, с которым у него назначена встреча. Дежурный по КПП звонил дипломату и если он подтверждал договоренность о встрече, то посетитель через внутренний дворик проходил к зданию посольства. Двери посольства открывались изнутри с помощью механизма, который приводился в действие дежурным офицером. В вестибюле дежурный обыскивал посетителя и еще раз проверял у него документы. Встреча с дипломатом проходила в отдельном кабинете, который находился рядом с комнатой охраны. Преодолеть систему безопасности посольства было невозможно самой сильной спецслужбе. Агент сообщил Гейдриху, что Гриншпан согласился совершить покушения на посла. Глава СД сообщил начальнику охраны посольства, что завтра утром в посольство прийдет юноша по фамилии Гриншпан. Его нельзя обыскивать, необходимо провести его в кабинет фон Рата.
        
 Утром 7 ноября Гриншпан подошел к инкрустированным воротам германского посольства. Он заявил дежурному по КПП, что у него имеется срочного сообщение для германского посла. Через внутренний дворик Гриншпан провели в здание посольства, где он заявил дежурному офицеру, что хочет передать германскому послу важные сведения. Офицер ответил, что посол выехал в Берлин, но Гриншпан отведут к секретарю посольства, которому он сможет передать свое сообщение. Охранник привел Гриншпан к кабинету фон Рата. Когда юноша вошел в кабинет, то был поражен, увидев своего любовника. Дрожащими руками он достал пистолет и разрядил обойму. Дипломат рухнул на ковер, истекая кровью. Немецкая охрана вызвала криминальную полицию, французские полицейские ворвались в кабинет и арестовали Гриншпан. При обыске у него нашли письмо к родителям, которое он не успел отправить. В отделении полиции убийца заявил, что решил убить немецкого дипломата в знак протеста, против издевательств над 12 тысячами польских евреев, которые были депортированы из Германии. Он рыдал в полиции: «Быть евреем - не преступление; я - не собака; я имею право жить, и еврейский народ имеет право существовать на этой земле; где бы я ни был, меня преследовали, как животное». В отделении полиции убийца заявил, что решил убить немецкого дипломата в знак протеста, против издевательств над 12 тысячами польских евреев, которые были депортированы из Германии. Благодаря заявлению Гриншпан репортерам стало известно о депортации из Германии евреев, которое получило название «Збонщинское выдворение».
          
 Фон Рат был доставлен в госпиталь, он получил касательное ранение в плечо и проникающее ранение в брюшную полость и французские врачи сделали ему операцию. Состояние раненого не вызывало опасения, но поскольку фюрер приказал очистить арийскую расу от скверны гомосексуализма, то фон Рат был обречен. Гейдрих телеграфировал в Берлин о том, что фон Рат ранен и находится в больнице. Сообщение поступило Гитлеру, который 7 ноября находился в Нюрнберге. Гитлер приказал направить в Париж бригаду врачей, которую возглавил его личный врач Карл Брандт. Врач-изверг не только лечил Гитлера, но и выполнял его «деликатные поручения». Бригада врачей на личном самолете фюрера вылетели в Париж, где их встретил Гейдрих. Профессор Брандт сообщил ему, что он получил инструкции - умертвить фон Рата. Гейдрих вылетел из Парижа в Берлин и 8 ноября в 1.20 ночи отправил по телетайпу в штабы и участки полиции и СД следующий приказ:
            В связи с покушением на жизнь секретаря миссии фон Рата в Париже в ночь с 9 на 10 ноября 1938г. по всей империи ожидаются демонстрации против евреев. В отношении этих событий следует руководствоваться нижеследующим: На совещаниях политические руководители должны быть информированы о том, что германская полиция получила от рейхсфюрера СС указания, в соответствии с которыми должны организовывать свои мероприятия и политические руководители:
           1. а) Должны приниматься только такие меры, которые не будут представлять опасности для жизни и германской собственности (например, синагоги следует сжигать только в том случае, если нет опасности распространения пожара на прилегающие здания);
               б) Деловые и частные дома евреев могут быть разрушены, но не разграблены ...
           2. Полиция не должна разгонять демонстрации ...

                           
                (Нюрнбергский процесс. Документ № 765-ПС Часть 1, С.122.).

       
 
 Брандт установил круглосуточное дежурство немецких врачей у постели фон Рата. 8 ноября в Париж прилетела мать фон Рата, но Брандт приказал не допускать ее к сыну. В ночь с 8 на 9 ноября Брандт отдал распоряжение немецким врачам приступить к переливанию крови. Фон Рат находился в состоянии средней тяжести, его состояние было стабильным, он не нуждался в переливании крови. В то время к такой процедуре прибегали только в случае угрозы смерти больного из-за потери крови. Только в 1940г. австрийский иммунолог Карл Ландштейнер открыл наличие в крови резус-фактора. После этого переливание крови стало относительно безопасной процедурой, поскольку была исключена несовместимость крови донора и пациента по резус-фактору. Врачи приступили к опасной процедуре, что привело к летальному исходу. Брандту удалось осуществить «медицинское убийство» и он телеграфировал Гитлеру в Мюнхен о выполнении задания: «Мой фюрер, наш товарищ Эрнст фон Рат умер в 4.30 утра от ран».
           
 После ареста Гриншпан был заключен в тюрьму для несовершеннолетних. Но в мире поднялась волна сочувствия к еврейскому юноше, Американская ассоциация писателей прислала Гриншпан чек на 20 тысяч долларов. Гриншпан переслал чек родителям в Збонщин, и они смогли выехать в Палестину. Американская организация «Объединенный еврейский призыв» собрала 40 000 долларов, что позволило нанять лучшего адвоката Винсента Моро-Жафьери. (История Холокоста в Европе, 1933-1945. М.: Текст, 2000).
            Французская полиция начала расследование покушения на фон Рати, следователь опроверг нацистскую версию, согласно которой Гриншпан действовал по заданию «международного еврейства». Детектив пришел к выводу, что Гриншпан действовал из личных побуждений, чтобы отомстить за издевательство над 12 000 евреев.

                                                             «Хрустальная ночь»

            Гриншпан явился слепым орудием в руках гестапо, но нацистская пропаганда использовала покушение на фон Рата для того, чтобы создать в стране массовую истерию. Ранение от руки еврея превратило фон Рата в национального героя, в Германии поднялась волна антисемитской пропаганды.
              7 ноября в экстренном вечернем выпуске нацистской газеты «Фолькешер беобахтер» в редакционной статье был брошен призыв к погрому: «Германский народ сделал необходимые выводы из вашего (еврейского) преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов». На следующий день все утренние газеты рейха зашлись в пароксизме ненависти, нацистская печать завопила: «Гнусный еврейский убийца Грин
шпан вызвал священный гнев немецкой нации». Германию охватила истерия: в школах, на заводах, в учреждениях начались гневные митинги, на улицах и по радио звучал траурный марш из бетховенской Героической симфонии.
             8 ноября Гитлер прибыл в Мюнхен, в городе проводилось торжества, посвященные пятнадцатой годовщине «Пивного путча», который был подавлен 9 ноября 1923г. В Мюнхен прибыл Гейдрих, который поселился в гостинице «Фир яресцайтен», он доложил Гитлеру о том, что в Германии подготовка к погрому польностью завершена. Вечером в пивном зале «Бюргербройкеллер» Гитлер произнес речь перед кавалерами «Ордена крови», которым были награждены участники путча. Гитлер часто говорил о мнимых преследованиях немцев за границей, но он ничего не сказал о покушении на немецкого дипломата. 9 ноября в 8.30 Гитлер получил телеграмму о смерти фон Рата. Провокация гестапо удалась, теперь смерть немецкого дипломата можно было использовать как предлог для осуществления еврейского погрома.
             Утром Гитлер принял участие в празднике «День старых бойцов», который считалось высшим праздником партии. Состоялся марш к «Галерее полководцев» и Гитлер возложил венки на 16 саркофагов, в которых находились тела нацистов, убитых во время «Пивного путча». Вечером Гитлер выехал на встречу высшего партийного руководства в большом зале Старой ратуши. Гитлер подвел итоги Мюнхенского соглашения, он безапелляционно заявил в своей речи, что в течение 1938 года он как «архидемократ, уничтожил две диктатуры, а именно диктатуру Шушнига (канцлера Австрии) и диктатуру Бенеша». После окончания речи Гитлер сказал Геббельсу: "Я хочу, чтобы выступление против евреев носило спонтанный характер и явилось выражением истинно немецкого духа мести и гнева". Фюрер покинул собрание - в полночь он должен был принимать участие в присяге рекрутов СС перед «Галереей полководцев». К нацистским руководителям  обратился Геббельс, который сообщил о смерти фон Рата. Затем он продолжил: «Национал-социалистическая партия не унизится до организации выступлений против евреев. Но если на врагов рейха обрушится волна народного негодования, то ни полиция, ни армия не будут вмешиваться». Это был призыв к погрому и «старая гвардия» бросились к пунктам сбора штурмовиков.
              Геббельс писал в своем дневнике: «Фюрер решил: пусть антиеврейские манифестации продолжатся. Убрать полицию. Евреи должны почувствовать народный гнев. Я тут же даю соответствующие указания полиции и Партии... Я нахожусь на пути в свою гостиницу, когда я вижу, что небо окрашивается кровавым цветом. Горит синагога... Мы тушим пожары, только если они грозят соседним немецким зданиям... Фюрер приказал также превентивно арестовать от 25 000 до 30 000 евреев... Пока я дохожу до гостиницы, вокруг меня крушат витрины. Браво, браво!»
(http://www.zman.com/news/2008/11/03/26818.html)
           
  Погромом в Мюнхене руководил Гейдрих, город превратился в место кошмаров и ужасов. Погромщики врывались в дома, грабили, увечили и убивали, наполняя страхом сердца евреев. Единственный функционировавший в городе еврейский банк Ауфгазера был разгромлен - один из директоро банка с женой покончил жизнь самоубийством, другой был отправлен в концлагерь. Погромщики крушили еврейские магазины, били витрины, а товары выбрасывали на улицу. При свете ночных фонарей хрустальным блеском сияли осколки стекла, усеявших тротуары возле разграбленных магазинов.
           
  Когда Гитлеру доложили о погроме, он пришел в ярость. Вот что пишет адъютант фюрера фон Белов: «Фюрер приказал принять все меры против поджигателей и мародеров, чтобы прекратить это «безумие». Чем больше раздавалось звонков о разрушениях еврейских торговых заведений и синагог также из других городов, тем сильнее возбуждался он и приходил в ярость. Я не сомневался, что Гитлер не изображает неожиданность». (Белов Н.Я был адъютантом Гитлера. Смоленск, 2003). Но чем больше неиствовал Гитлер, требуя прекратить «безумие», тем сильнее бушевала над Германией вакханалия насилия. Гитлер так искусно разыгрывал свою непричастность к организации еврейского погрома, что возникла легенда, будто погром был организован Геббельсом без ведома фюрера. Однако близко стоявший к Гитлеру имперский руководитель прессы Отто Дитрих решительно опровергнул эту легенду, он утверждал, что именно Гитлер был инициатором погрома. (См.: Дитрих О. 12 лет с Гитлером. Мюнхен, 1955)
           
 В Берлине погромом руководил Мюллер, который основные усилия погромщиков направили на синагоги - девять синагог были сожжены, две разгромлены. Пожарные никаких мер к тушению огня не принимали, ограничившись лишь защитой соседних зданий. Уцелела только главная синагога на Ораниенбургштрассе. Ее спас начальник полицейского участка №16 Вильгельм Крютцфельд, который был вызван по телефону нашедшими в синагоге убежище евреями. Он прибыл на место происшествия и выдворил бесчинствующих штурмовиков.
           
 В Берлине все еврейские магазины были разгромлены, самый богатый торговый квартал перестал существовать. Город был освещен огнем пожарищ, языки пламени зловеще отражались в разбитых витринах магазинов. "Правда" за 11 ноября 1938 года писала: «По своим размерам и жестокости погром превосходит все происходившее до сих пор. Еврейское население избивается прямо на улицах городов. Сегодня, (10 ноября) в 5 часов утра, фашисты начали погром еврейских магазинов на Фридрихштрассе, Лейпцигерштрассе и других центральных улицах Берлина».
              Кровавый погром смерчем прокатился по всей Германии и докатился до самых отдаленных уголков рейха. В Кенигсберге эсэсовский отряд прибыл к Новой синагоге, при которой располагались сиротский дом, квартира кантора и помещение еврейской школы. Когда погромщики устремились к сиротскому дому, детей охватил панический страх, они в нижнем белье выскочили из знания и разбежались по близлежащим улочкам. Особую злость у эсэсовцев вызвал кантор, они злобно гнали старого человека по мосту через реку Прегель, угрожая бросить его в реку. Новая синагога была предана огню, что привело к повреждению соседних зданий, поэтому в других молитвенных домах, которые слишком тесно были окружены «арийскими» жилищами, погромщики только крушили обстановку. Эсэсовцы разгромили еврейский дом престарелых, его обитатели были изгнаны с немыслимой жестокостью, траурный зал еврейского кладбища на Штеффекштрассе был разрушен. Организованные группы эсэсовцев под руководством командиров, на руках у которых были заранее подготовленные адреса, ходили от одного еврейского магазина к другому, били витрины и выбрасывали товары. Отряды эсэсовцев врывались в еврейские квартиры, громили, грабили, хватали отцов семейств и старших сыновей. Было арестовано 450 человек, которых доставили в городскую тюрьму, где они подверглись оскорблениям и побоям со стороны эсэсовцев.
             В ночь с 9 на 10 ноября немцы осуществили самый страшный в истории еврейский погром, который вошел в историю нацистских злодеяний под названием «Хрустальная ночь». Нацисты обрушились на евреев с невиданной жестокостью, «зверь из бездны» явил миру свой кровавый оскал. Итог имперского погрома был ужасен - 91 человек убиты, сотни ранены и покалечены, тысячи подверглись унижениям и издевательствам. 25 тысяч человек были арестованы и отправлены в концентрационные лагеря, несколько десятков из них погибло в результате зверских побоев эсэсовцев. Тысячи еврейских домов были разрушены, 7500 торговых и коммерческих предприятий были разграблено. Надругательству подверглись еврейские кладбища, 150 синагог было сожжено и 77 разгромлено. Гитлер смог заразить бациллами безумия нацию, считавшуюся самой цивилизованной в Европе.
               Проведение погрома привело к тому, что антигуманные нормы закрепились у немцев на поведенческом уровне. Гитлер осуществил бестиализацию
общества, он сделал народ коллективным преступником, повязал его круговой порукой и консолидировал общество. Гитлер смог заразить бациллами безумия нацию, считавшуюся самой цивилизованной в Европе. «Понадобилось всего 5 лет (1933-1938), чтобы "расчеловечить" большинство немецкого народа, чтобы приучить их к тому, что людям нравилось уничтожение беззащитных людей, отличающихся только своей национальностью». (Кантор В. На краю яра. Тени и призраки «Хрустальной ночи». //Российская газета. №
4217 от 09.11.06). «Хрустальная ночь» определила трагический поворот в судьбе немецкого народа, который сделал шаг в пропасть, он пошел по страшной дороге, возврата с которой уже не было.
              После «Хрустальной ночи» мировоззрение немцев приняло антисемитский характер, они оказались полностью во власти Гитлера, стали марионетками в его руках, теперь ничто не могло помешать Гитлеру бросить Германию в огонь войны. Гитлер скорректировал свои планы, он решил через десять месяцев начать войну. 10 ноября 1938г. он выступил перед 400 журналистами и редакторами, он сказал, что перед немцами встала задача - готовиться к длительной войне. Фюрер гневно обрушился на интеллектуалов, которые разлагают общественное мнение: «Что касается интеллектуальных слоев у нас, то должен сказать, к сожалению, без них не обойтись, а то можно было бы их в один прекрасный день истребить. Обстоятельства заставляли меня на протяжении десятилетий говорить почти только о мире. Лишь постоянно подчеркивая волю немцев к миру и их мирные намерения, я мог отвоевывать пядь за пядью для немецкого народа свободу и давать ему вооружения, которые были необходимы для следующего шага. Само собой разумеется, что подобная пропаганда мира на протяжении десятилетий имеет и свои нежелательные стороны; в умах многих людей может легко закрепиться воззрение, что сегодняшний режим на самом деле решил сохранить мир при всех обстоятельствах”.
             Эта война оказалась самой кровопролитной войной в истории человечества, в ее ходе погибло около шестьдесяти миллионов человек.

                                                                      Заключение

           После окончания Второй мировой войны антисемиты подхватили нацистскую версию о том, что покушение на фон Рата было организовано «международным еврейством». Так, Дуглас Рид пишет: «В этот самый момент снова вмешалась некая странная «судьба», как это было и с Хью Лонгом, Столыпиным, императором Александром Вторым и многими другими, выходившая на сцену каждый раз, когда появлялась надежда на умиротворение в еврейском вопросе. Молодой еврей застрелил в Париже германского дипломата фон Рата. Расследование причин преступления в Париже не состоялось, как не было и попыток установить действие каких-либо организаций, стоявших за убийцей, а если таковые и были, то никаких результатов расследования сообщено не было». (Рид Д. Спор о Сионе (2500 лет еврейского вопроса). Иоганнесбург. 1986г. // http://www.hrono.ru/libris/lib_r/rid00.html.) Рид делает сенсационный вывод: «История показала, что убийство фон Рата в Париже было тем новым выстрелом в Сараеве, который развязал вторую войну».
            9 ноября загадочным образом вплелось в историю Германии двадцатого столетия и получило название судьбоносный день. Канцлер Герхард Шрёдер сказал 9 ноября 2003г.: «9 ноября - это дата, связывающая основные события нашей истории». 9 ноября 1918г. в Германии победила Ноябрьская революция и император Вильгельм II отрекся от престола. 9 ноября 1923г. в Мюнхене был подавлен «Пивной путч». 9 ноября 1938г. в Германии началась «Хрустальная ночь», которая является одним из самых страшных и трагических событием в истории XX века. После окончания Второй мировой войны Германию разделили союзники, а 13 августа 1961г. бетонная стена разделила Берлин. Казалось, что это навсегда. Но 9 ноября 1989г. стало днем падения Берлинской стены, что символизировало наступление нового этапа в истории Германии. А через год день 9 ноября еще раз стало судьбоносным для Германии. 9 ноября 1990 года канцлер Германии Гельмут Коль и президент СССР Михаил Горбачев подписали договор о дружбе и сотрудничестве.
                                                                                                                  ©М.Финтушал     

НАЧАЛО                                                                                                                                                                                            ВОЗВРАТ

                                                                Предыдущие публикации и об авторе - в РГ №6, №4 2010г.