ВОЗВРАТ                                             

 
      
Январь 2011, №1       
  
      Эссе________________________________________         
 Владимир Брисов        
                                                 
                                
                 

                       В праздничном лабиринте

                                      непраздных мыслей

            Вот он и пришел НОВЫЙ ГОД в бравурности поздравлений и взрывах петард. Как-то довелось застать новый год в Китае. По шуму и количеству мусора мы им не уступаем. Тогда я впервые услышал музыкальные петарды. Прежде чем раздастся взрыв, вы имеете возможность услышать музыку прямо с неба.
    Прощаясь с 2010 и нулевыми, храню надежду на будущее. А вдруг, в наступившем Новом году удастся не наступить на грабли «басманного суда» над Ходорковским и Лебедевым. Как головы на колах, обречены они по замыслу властителей пугать оппозицию и бизнес, наглядно демонстрируя «кто в доме хозяин».
             Надеюсь, что в стране хватит здравого смысла не топтаться на граблях с названием «национальная нетерпимость и ксенофобия». Жалею, что не купил чернокожих и желтокожих Санта Клаусов во время последней поездки в США. А откуда европейцы взяли, будто святой Николай был непременно белый? Он и родился, кстати, в Малой Азии, где проживало множество народов. Ни в библейские времена, ни во времена ранней церкви, цвет кожи не имел значения. У нас единая планета Земля, и было бы здорово делить друг с другом радости и праздники, а не злобу и войны. Пусть с неба звучит только музыка. Ну, в общем, отшампанили, отпелись, отвзрывались. Слава Богу, не отубивались.
             Прошел и большой религиозный праздник - Рождество Христово, отмечаемый во многих странах по григорианскому календарю (новый стиль) - 25 декабря. Согласно российской церковной традиции православные христиане отмечают этот великий праздник по юлианскому календарю (старый стиль) - 7 января, как и православные Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Сербии, Черногории, Македонии…. Православные церкви Греции, Румынии, Болгарии перешли к празднованию по новому стилю, очевидно, стараясь не отделяться от стран ЕЭС, членами которого они являются.
            Так легла карта, что в этом году я справлял православное Рождество в Литве, в Вильнюсе, в католической семье моих друзей. Пришли соседи по дому - православная семья, русский врач, практикующий в Вильнюсе, литовцы - партнеры по работе и караимка - художник. Речь велась на польском, мои друзья - поляки по происхождению, литовском, русском, английском. Порой с трудом подбирались фразы из разных языков, но сложившаяся мозаика разговора была уважительна к обычаям и религиозным взглядам друг друга. Как быстро независимость Литвы от Советского Союза привела к замене межнациональной неприязни на нормальные добрососедские чувства? Не знаю, как в «высокой» политике, а в отношениях простых людей - очень быстро.
             Родился Иисус в Вифлееме от Девы Марии. Детство и юность провел в Назарете в многодетной семье своего земного отца - плотника Иосифа, который, не смотря на бедность, происходил из рода царя Давида. Ходил с двенадцатью учениками по Палестине, неся Новое Слово. Но это история вопроса. Существует, как всегда, много версий, порой опровергающих друг друга о рождении, жизни и деяниях Христа. Важно, на мой непросвещенный взгляд, нечто большее: Кем является Христос для каждого из нас, в душе нашей? Лично для меня Иисус - тот, кто отменил рабство на Земле, сказав впервые за много веков, что все люди равны. Ни кому даже во сне не придет в голову, чтобы Иисус или его апостолы могли сказать «вот идет лицо не еврейской национальности, давайте намнем ему бока». Для меня безмерная любовь к людям и жертвенность во имя идеалов уже достаточный аргумент, чтобы чтить Иисуса.
            Недавно в Москве я видел такую картину. По улице шел пожилой мужчина «не славянской внешности». Шел, ссутулившись, погруженный в свои мысли. Внезапно его окружила ватага молодых парней лет по 15-16. Они вскинули руки и громко заорали ему в уши «Хайль Гитлер». Старик вздрогнул от неожиданности, и тоже выкинул руку вверх, то ли испугавшись, то ли по инерции. Компания «шалунов», смеясь ему в лицо, побежала дальше, пугать другого старика или старуху.
             Я никогда не слышал, чтобы эти «патриоты» выясняли отношения с бандитами или чиновниками, среди которых тоже есть люди разных национальностей. Когда «шалунишки» убежали, старик заплакал и сел в сугроб. Пока я доставал для него таблетки под язык, которые вынужден носить с собой, он всё пытался оправдаться и вспоминал погибшего на фронте отца. Разве он должен был оправдываться?
             И другой случай, как-то по скорбным делам был я в здании районной прокуратуры. На первом этаже стояли, раскинув ноги и упираясь руками в стену, пять здоровых молодых парней. По виду одинаковые, как близнецы. На мой немой вопрос, работник прокуратуры сказал: «Только что забили насмерть корейца-студента». Я удержался от глупого вопроса «за что»? Ответ был написан в злых, безразличных к чужой жизни глазах подонков. После всего вышесказанного мне не удалось разделить восторг соседки по лестничной площадке, что для борьбы с приезжими скоро прибудут отряды казаков. Это после событий на Манежной площади, ей по секрету сообщила другая соседка.
             - Казаков, каких, - спросил я, - из станицы Кущевская?
             - Не знаю, а что есть разные? - буркнула она, не поняв намека, и побежала снимать подгоревший блин.
              Далее следует праздник «загадочной русской души» - «Старый новый год», где мы опять прощаемся со старым и встречаем новый год. Очевидно, сомневаясь, ушло ли всё плохое от минувшего года при первом прощанье. А, может быть, наших просьб и пожеланий так много, что мы не успеваем высказать их с одного захода? В подаренном мне друзьями американском календаре, я обнаружил вместо этого праздника другой - праздник последнего дня зимнего отпуска. Вот чудаки, разве можно праздновать выход на работу?
             В русской поэзии образ Христа возникал не единожды. Это поэма Александра Блока «Двенадцать» - «В белом венчике из роз / Впереди - Исус Христос» и одно из любимейших мною «Исус младенец» Сергея Есенина. Я позволил себе написать стихи. О ком? О несправедливо обиженных и невинно осужденных, страдающих за идеалы. О лишенных крова над головой, об униженных обществом и оскорбленных властью. Когда-то на Руси чтили убогих и блаженных. Ибо они, коим нечего терять, несли людям правду. Даже храм на Красной площади, так и зовется в народе «Храм Василия Блаженного», заменяя официальное название.
              Я писал так, как чувствовал. А чувств и мыслей своих я не от кого не скрываю и не прячусь за псевдонимом...

 

БОГ САВАОФ

Что людям понтифик из Рима, скорбя,
Сказал в обращении «К граду и миру»?
Вы ближних забыли, любя лишь себя
И славу возносите ложным кумирам.

К чему призывал патриарх всей Руси:
Чтоб братья и сестры в молитвах смирились,
От войн и разрухи, Всевышний, спаси,
И чтобы все в вере соборно сплотились.

О чем говорит мусульманам мулла?
Арабские мудрые суры читая, -
На головы чтоб не свалилась хула,
Живи, правоверный, любя и прощая.

А что Далай-лама буддистам твердит?
Забудьте, тибетцы, о злобе и мести.
Как капли воды разбивают гранит,
Так капли добра собирают всех вместе.

                 Седой Саваоф на людей посмотрел:
                 Ответьте мне, вы, к мудрым мыслям глухие,
                 Зачем вам убийство, насилье, расстрел?
                 Вы в душах своих не настолько плохие.

                 И люди ему прокричали в ответ:
                 Мы очень различны и мало похожи!
                 Друг с другом воюем мы тысячи лет,
                 За то, что глазами и кожей несхожи.

                 Седой Саваоф был весьма удивлен,
                 Отец наш небесный, единый и сущий:
                 Ведь пальма совсем не похожа на клен -
                 Различия нашей природе присущи.

                 И многообразие сочных плодов,
                 И разнообличие птиц и животных,
                 Все это бессчетное чудо цветов,
                 Мир рыб, насекомых и всех земноводных.

                 Иметь много разных народов и рас,
                 Различную речь, самобытность, культуру,
                 Различие кожи, различие глаз,
                 Рост, вес и любую иную фактуру…

                 Я, Бог Саваоф создал все на земле
                 Для счастья на нашей зеленой планете,
                 Вы все одинаково дороги мне -
                 Слепые, заблудшие, грешные дети.


                                                                                  
      НЕ ВЫБИРАЕМ!

                                                                                
        Мы Родину не выбираем,
                                                                                
         Она всегда одна, как мать.
                                                                                
         И между пропастью и раем
                                                                                
         Не прекращаем повторять:
                                                                                
         Не надо Родиной играть.

                                                                               
          Слова, заложенные в гены,
                                                                               
          Слова, забитые в мозги -
                                                                               
          Они из огненной геенны,
                                                                               
          Они из вопля, из тоски…
                                                                               
          Нам клетки ржавые узки.

                                                                              
           Мы родину не забываем,
                                                                              
           Она забыла нас сама:
                                                                              
           Окружены гламурным лаем,
                                                                              
           Померкли проблески ума,
                                                                              
           Когда глаза застлала тьма.

                                                                                
         Мы родину не продавали,
                                                                               
          Нас оптом продали самих,
                                                                              
           Привычно совесть разменяли
                                                                             
            На ангажированный стих.
                                                                             
            И поздно говорить «прости».

                                                                              
           Я родину не осуждаю,
                                                                              
           За то, что выбрала меня:
                                                                              
           Слепцом, блуждающим по краю,
                                                                              
           Жрецом, потухшего огня.
                                                                              
           В преддверье гаснущего дня.

КРИК В ПУСТОТУ

Я пуст, как пустыня, в период сухой,
Как миска еды, возвращенная нищим.
Я так не доволен сегодня собой,
Скребу по песку полу стершимся днищем.

И бред сумасшедшего ранней весной,
И крик журавлей потянувшихся к югу,
И шепот подснежников в чаще лесной
Мне все предвещает холодную вьюгу.

Мой сон, растворенный в масштабах страны,
Пронизанный страхом за день наступивший,
Даны приглашенья на пир сатаны,
Нам всем не прощенным и не искупившим.

Театр абсурда, банкет упырей, -
С нас сняли одежды и выдали маски,
Мы сразу закутались в шкуры зверей
И стали плясать каннибальские пляски.

Мой якорь ржавеет в краю дураков,
Мой крик в пустоту для вождей не помеха.
Забыты и слезы, и взмахи платков
В стране без теней, без ответного эха.

                                                                                  ОТСЧЕТ С НУЛЯ

                                                                                  Я начал свой отсчет с зеро, с нуля,
                                                                                  Мне не заснуть, не сочинив ни строчки,
                                                                                  Пусть будет снежным пухом мне земля,
                                                                                  Когда в конце пути поставлю точки.

                                                                                  Хочу я мир покинуть, как буддист,
                                                                                  А может, как седой монах-скиталец,
                                                                                  Могу одежды сбросить, как нудист,
                                                                                  И показать всем двадцать первый палец.

                                                                                  Я гибну в глотке ваших городов,
                                                                                  Я разлагаюсь на пиру погибших,
                                                                                  Не подрываю общества основ,
                                                                                  Хоть тяжело дышать среди отживших.

                                                                                  Смакуйте свой копеечный уют,
                                                                                  Старайтесь обойти все пни и кочки,
                                                                                  Не удивляйтесь, если вас забьют,
                                                                                  Посыпав солью, словно сельди в бочки.

                                                                                  Потом вас станут долго прессовать,
                                                                                  Топтать ногами, чтоб заполнить щели,
                                                                                  Вас с первых классов научили врать
                                                                                  И называть равнинами ущелья.

                                                                                  Разверзлась пропасть, словно зверя пасть,
                                                                                  И спинами вы третесь друг о друга,
                                                                                  Вы суетитесь, чтобы не упасть,
                                                                                  И не сойти с протоптанного круга.

                                                                                  Из бочки с сельдью трудно ускользнуть,
                                                                                  Вы сдавлены и все просветы узки,
                                                                                  Обидно уходить в последний путь,
                                                                                 Как сельдь под шубой, - в качестве закуски.                                                                                             
                 

                                                                                                                         © В.Брисов

Фото: http://www.itogi.ru/archive/2001/51/124839.html

 

НАЧАЛО                                                                                                                             ВОЗВРАТ

                                            Предыдущие публикации и об авторе - в Тематическом Указателе в РГ 6, №8, №9, №10 2010г.