ВОЗВРАТ                                       

   
  
 Март 2012, №3    
 

       О чем пишут СМИ__________________       Виктор Живов          

За чистые руки                                       

 

              Выборы прошли - и прошли, как и предполагалось, нечестно. Нечестность была мелкой и воровской, перестраховкой воровской команды, которая боится потерять наворованное. Мы, слава Богу, имели дело не с диктатурой, которая бесстрашно отменяет демократические процедуры, а с трусливыми играми коррумпированного истеблишмента, напуганного неведомым ему избирателем.
              Протесты от декабря до марта показали, что в России есть кому протестовать, что бесправие, коррупция и циничный обман часть общества решительно не устраивает и что оно готово соединенными усилиями противостоять бессовестной власти. Явление несомненно отрадное, но по природе своей недолговечное. Движение "За честные выборы" осмысленно в период предвыборной кампании, оно естественно выступает с протестом после состоявшихся нечестных выборов, но этим горизонты его деятельности оказываются ограничены. Никакой отмены выборов не предвидится, никаких громких судебных разбирательств выборных махинаций ожидать не приходится, довольные избранники, забывая о своих преждевременных страхах и нечистоплотном жульничестве, располагаются вольготно в надежде, что волнения скоро улягутся и снова можно будет в тихой и мутной воде удить свою золотую рыбку. Неужели мы ничего не можем сделать, чтобы эти надежды не сбылись?
             Очевидно, что те небольшие успехи, которых добилась оппозиция, надо постараться конвертировать в более долговременный политический капитал, прежде всего в создание легальной оппозиционной партии. Не марионеточной организации, управляемой из администрации президента и рассчитанной на то, чтобы несчастный обыватель, обманутый и обворованный, отдал жар своей оскорбленной души какому-нибудь прикормленному властью хмырю, которому точно отдозировали ту смесь возмущения и подобострастия, которой он должен наполнять свои поганые речи. Речь идет о партии реальной оппозиции, которая будет добиваться реальных преобразований, публично обличать беспредел воровской власти и раскрывать те схемы, на которых держится и жирует антинародный в своей сущности режим.
            Президентские выборы показали, что потенциал у такой партии имеется. Михаил Прохоров, официально набрав около 8% голосов, а реально получив процента на три-четыре больше (потому что, конечно, у него и у коммунистов украли больше всего голосов), ясным образом этот потенциал выявил. Будем надеяться, что ему удастся этот потенциал реализовать и что хотя бы на местных выборах у избирателей будет возможность не только быть обманутыми, но и голосовать за тех кандидатов, которые смогут отстаивать их интересы. Это важная работа, чудесный звук на долгий срок, Бог в помочь. У такой партии будет немало задач и вне электоральной борьбы: добиваться публичности в политике, доступа к общенациональному телевидению, уважения прав меньшинства и так далее, и так далее. Список длинный, и нет сомнений, что организаторы будущей партии сумеют его составить, так что нам здесь можно в это и не вдаваться.
             Это, однако, медленная работа, а мы в России любим торопиться, не успевать и не довершать. Но опасность даже не в этом, не в неверности далеких результатов и ненадежности планов на отдаленное будущее. Опасность в растрате вчерашних накоплений, в прекращении только что возникшей "движухи". Обновление движется надеждой. Угаснет надежда - и кто помоложе пойдет уносить ноги подальше, и мы опять останемся у разбитого корыта. Акции нужны здесь и сейчас, и акции внепартийные, хотелось бы сказать (но все же возьму в кавычки) "общенародные". То есть не только либеральные, не только по стопам Прохорова, но так чтобы можно было, как на Болотной, с коммунистами, анархистами и монархистами. Сейчас пишут о необходимости политической программы оппозиционного движения. Пусть она будет, и пусть либералы попробуют вокруг нее сплотиться. Обычно у них это плохо получается, и одной такой надеждой сыт не будешь. И, может быть, не это больше всего нужно - или во всяком случае не только это.
             Потому что путинский режим - это вредный сорняк, который вреден для всех, вне зависимости от политических убеждений. Который губит Россию, любую Россию - либеральную, коммунистическую, Россию для русских и Россию для нерусских. Основная проблема не в порочной идеологии, потому что никакой определенной идеологии нет, а во всеобъемлющей коррупции, которая при случае берет на вооружение то одну, то другую идеологию. Режим у нас криминально-кагэбэшный, эдакий синтез этих двух несимпатичных традиций, и, как у всякого мошенника, идеология у него напрокат. Власти думают не в терминах политических программ, а в терминах операций. Лучше всего воровать под патриотическими знаменами, и поэтому у нас спрос на патриотические знамена. Но иногда хорошо воруется (особенно если из западного кармана) под знаменами демократическими, и тогда раздаются неожиданные либеральные клики. А если удобно окажется воровать под исламский фундаментализм, у нас будет исламский фундаментализм и чиновники в чалмах.
             Все основные наши беды от всеохватного государственного воровства, а не от неуважения к правам человека, или от слабости демократической традиции, или от незрелости правовых институтов, или от того что мы, русские, не обзавелись правильным национальным характером. Это все производное. Потому что вор - он и есть вор, он же ворует, зачем бы ему думать о правах человека, да и какие могут быть права у тех, у кого ты вытащил кошелек. И демократия не нужна для этого занятия, а правовые институты так и вовсе противопоказаны. И национальный характер здесь совсем ни при чем.
              Конечно, можно было бы бороться за независимость суда и за соблюдение закона правоохранительными органами. Это правильная цель, но совсем недостижимая, пока основные доходы этих органов (или наиболее продвинутых деятелей в этих органах) идут от коррупции. Когда основной способ ведения бизнеса - это взятка прокурору, чтобы он завел уголовное дело на твоего конкурента, прокурор не может стоять на страже закона: он другим занят, и его друг судья тоже занят другим, и заботится он о безнаказанности, а не о независимости. И модернизаторы народного хозяйства сначала занимаются так называемым распилом денег налогоплательщика (если по-старому, народных денег), а потом модернизируют на оставшиеся по случаю крохи. И так про все. И тогда вопрос - с чем надо бороться?
             Мне кажется, что с воровством бороться и надо. Кампания "За честные выборы" должна смениться кампанией "За чистые руки". У такой кампании были бы неплохие перспективы, по крайней мере она могла бы объединить все те группы недовольных, которые демонстрировали свое недовольство с декабря по март. Я не стану сейчас приводить список кандидатов в главные коррупционеры, с которого можно было бы начать, но такой список не слишком трудно составить, и у Алексея Навального собраны для этого достаточные материалы. Можно не требовать суда над ними и немедленного уголовного наказания, но можно требовать отставки. Потому что в порядочных странах в отставку уходят по подозрению в нечестной игре, а не после того как суд доказал обвинение - после этого уходят не в отставку, а в тюремную камеру.
              У нас страна в данном отношении непорядочная. Я помню, как лет пятнадцать назад один мой коллега изумленно рассказывал мне про другого моего коллегу, который оказался вороват; на собрании, где вора пытались вывести на чистую воду, но не смогли сделать это до конца, поскольку отсутствовали юридически несомненные доказательства, мошенник воскликнул: "Не пойман - не вор". И вот мой коллега - тот, который изумлялся, а не тот, которого не поймали, - недоуменно сетовал: "Чтобы человек сказал такое про себя! Да как такое может быть?". Сейчас, кажется, такое может быть очень легко и случается на каждом шагу. Воровать стало незазорно, и один чиновник с нескрываемым удовольствием хвастается перед другим чиновником какой-нибудь недавно построенной виллой во Флориде - построенной, конечно, на взятки, на что же еще.
            Давайте сделаем, чтобы это стало зазорно. Для этого необязательно собирать стотысячные митинги. Но если перед зданием прокуратуры, в которой сидит вороватый прокурор, соберется пять тысяч человек, а перед зданием министерства, в котором сидит вороватый министр, еще пять тысяч человек, а в подмосковном городе, мэр которого распилил весь бюджет, отпущенный ему на городское хозяйство, еще три тысячи, и если такое будет происходить регулярно и повсеместно, и требования отставки будут повторяться и повторяться, и информация об этом будет расходиться по стране (хотя бы через Интернет), это принесет результат.
              Как показали недавние протесты, не все моральные ориентиры в обществе потеряны. Пусть сосед отвернется от своего нечистого на руку соседа или внук скажет ему: "Ты дрянь, дед, мне такого деда не нужно". Пусть на службе будут с любопытством заглядывать в его воровскую морду с немым вопросом - а не отправится ли в отставку? И когда пахан начнет сдавать свою воровскую челядь, его блатная вертикаль посыплется карта за картой и у нас перестанут воровать не только наше добро, но и наши голоса. И это будет хороший контекст, чтобы разные протестующие группы нашли общий язык и на обломках самовластья сошлись на новый массовый политический митинг.

http://grani.ru/opinion/m.196422.phtml

                                      Виктор Маркович Живов - российский филолог, специалист в области истории русского языка, литературы и культуры. Доктор филологических наук, профессор МГУ (до 2001г.) и Отделения славянских языков и литератур Калифорнийского университета в Беркли (с 1995г.), заместитель директора Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН, заведующий сектором истории русского литературного языка.
 

НАЧАЛО                                                                                                                                                                                            ВОЗВРАТ