ВОЗВРАТ                                       

 
  
Май 2013, №5       
 
 

       Наши за рубежом_______________       
Леонид Файвушкин     
        

Шведы и русские: любовь без взаимности   

 

                Многие русскоязычные эмигранты утверждают, что в Швеции к ним относятся             предвзято и практически каждый сталкивался со случаями дискриминации.
 

                       

             Почему русские чувствуют себя в Швеции притесняемыми? Мечта о свободной и сытой жизни в Швеции разбивается о реальность, и все они рассказывают многочисленные истории несправедливого отношения.
           
 Когда русскоязычная Анжела приехала в Швецию, служба занятости посмотрела ее диплом врача и решила, что образование, которое она получила, никуда не годится. Ей сказали, что если и дадут поработать, то сиделкой или санитаркой максимум.
           
 Ни о каком признании квалификации речи не шло. Или о постоянной вакансии. Речь шла о неоплачиваемой практике от службы занятости.

            - Шведы считают, что эмигранты из бывшего Союза хуже шведских специалистов, диплом купили или если даже и не купили, то образование хуже шведского”, - говорит Анжела. - Наши криминальные 90-е - давно история, как и социализм, но шведы все еще думают, что это наши сегодняшние реалии. И что российское образование выпускает хороших специалистов - так не считают в шведских учреждениях. Власть ничего не делает, чтобы изменить эту ситуацию.

             Большинство русских эмигрантов трудится в Швеции на неквалифицированных работах. Мои собеседники утверждают, что это от нежелания шведов признавать русских равными себе. Я говорил с врачами, вынужденными заниматься уборкой, разноской газет, перепродажей подержанных машин, юристами и разнорабочими без образования и специальности, перепродававшими контрабандные сигареты и водку, параллельно приторговывая “Виагрой” и салом. Все они хотели бы работать официально, но даже неквалифицированные вакансии практически закрыты, и попасть хотя бы на работу уборщика по-белому - большая удача и стоит усилий и связей.
              Хотя следующая героиня, надо признать, похожа на веселую версию преподавателя из
университета, где я когда-то учился. Главный источник ее существования - это работа уборщицей. Она приехала в Швецию из средней полосы, вышла замуж несколько лет назад. Она - представитель волны эмигрантов 2000-х. Ей было уже за пятьдесят, она преподавала в университете классические языки, латынь и греческий, защитила кандидатскую. Мы часто с ней пьем кофе и беседуем. Она всегда говорит с горечью, через какие унижения ей пришлось пройти, когда она попыталась заикнуться о своей кандидатской диссертации и захотела устроиться на преподавательскую работу.

            ”Шведы больны расизмом. Шведское общество насквозь коррумпировано”, - считает другой собеседник, кандидат химических наук. Он сменил имя на шведское - и это помогло ему найти работу "почти по специальности" - учителем шведского языка для иммигрантов в вечерней школе. - “Шведы предпочитают пристраивать на работу своих родственников или друзей, "по звонку" и по дружбе, и в результате на “хлебных” должностях сидят друзья и родственники, а компетентный персонал подметает улицы", - продолжает он. - “Это породило всеобщую ужасающую некомпетентность на всех уровнях в стране в последние годы. В результате нас учат, лечат и принимают решения люди, которые не должны быть на этих местах никогда принципиально.
              И именно эти люди, не имеющие часто и базового образования, принимают решения и судят об образовании иностранцев. Я не знаю как реагировать на полученное мной решение о признании моего образования. Это решение написано с орфографическими ошибками на шведском языке. Решения принимают малограмотные люди с улицы. Это издевательство и унижение."

             По словам моих собеседников, шведы считают русских вульгарными, грубыми, опасными и подозрительными. "Мои шведские коллеги прямо и косвенно говорят мне что-то подобное постоянно", - говорит Анжела.

             “Когда я приехал в Швецию, я был подростком. Мы сначала жили в Средней Швеции”, - рассказал мне парень лет двадцати. “Я и сейчас стесняюсь громко говорить по-русски в метро, автобусе, в ответ на его звучание обеспокоенные шведы кидали злые взгляды.
               Я прошу маму и друзей не говорить громко по-русски на улице, вдруг кто услышит - я
не хочу косых взглядов. Когда я переехал в Стокгольм, то и вовсе стало понятно, что если ты говоришь по-русски, у тебя русские имя и фамилия - на тебя смотрят сверху вниз.”

             - Шведы нас здесь видеть не хотят. Мне приходится постоянно выслушивать
напоминания о том, кто я и откуда приехал. Что мы должны быть благодарны, что нас, дикарей, пустили в шведский рай. Мне приходится ежедневно слышать это в метро, на работе, в магазине. Мы все привыкли к этому отношению.

              Сами шведы дискриминацию русскоязычных дискриминацией не считают. По их мнению, русское образование низкокачественное, профессиональные навыки сомнительны, товары плохи, традиции варварские, страна коррумпирована и суды брутальны.

             "Я хочу, чтоб мои дети выросли и уехали отсюда, на родину или в Америку”, - говорит моя собеседница. “Я надеюсь. что там они не будут чувствовать себя людьми второго сорта".
             Расизм в Швеции - это попытка удержать ту маленькую провинциальную и патриархальную Швецию, которая безвозвратно уходит в прошлое, говорят мои собеседники.
             “Когда на вас нападают на улице или не дают что-то положенное, вы звоните в
полицию, в государственные органы, а если государство вас притесняет - что тогда делать?”, - говорит в личной беседе ветеринар, который ни одного дня в Швеции не работал по специальности, диплом Московской ветеринарной академии не был признан соответствующим даже шведскому зоотехнику.
              По словам еще одного собеседника, изучающего государственное управление в
Стокгольмском университете, русофобская политика в Швеции никуда не исчезла с времен русско-шведских войн, несмотря на заверения властей в дружбе между народами.
              Когда мои собеседники говорят, они часто смотрят вдаль, в пространство, возможно
там они видят свои мечты и далекую перспективу, о которой мечтали, когда ехали сюда.
              Мечты o жизни в свободной стране, где уважаются законы, платят большие зарплаты,
нет беспредела властей и бандитизма. Никто из них не задумывался о таких вещах, как расизм и дискриминация. Тем более, что это как-то не вяжется с образом Швеции за рубежом.
               Рассказы о Швеции очаровывают, забалтывают, обманывают. Приехав в русские
провинциальные города, шведы любят поучать и рассказывать, что они - великодушный и добрый народ. Жизнь в Швеции в этих рассказах свободна и богата, отношения между людьми построены на уважении, толерантности и любви. На практике же оказывается, что приехавшие становятся дешевой рабочей силой, прислугой, которую можно запросто выписать через службы и агентства в Прибалтике или Украине.

              - На эмигрантах держится шведская экономика. Мы все работаем за существенно меньшие зарплаты, по сравнению с этническими шведами; минимум на треть, а то и вполовину меньше. Без очередной волны иммигрантов из “третьих стран” через десять лет не будет никакого шведского экономического чуда. Эта система держится на дешевой рабочей силе, на том, что зарплаты недоплачивают, - говорят мои собеседники.

              Российские и шведские власти мало интересуются русскоязычными в Швеции, для шведов же все эмигранты «сливаются в одно пятно».
            Существует ли особая дискриминация русских в Швеции? По словам моего шведского
собеседника, занимающегося социологией, отдельной проблемы, связанной с русскими, нет.

            - Скорее речь идет о высоком уровне расизма и нетерпимости к приезжим в шведском обществе вообще. Служащие, которые не признают дипломы, не спрашивают о конкретной национальности, они не отличат русского от поляка или грузина от араба. Поэтому выделять русских в отдельно преследуемую категорию нельзя, а ответственность власти заключается в том, что в Швеции высокий уровень расизма, нетерпимости и дискриминации. Я считаю, что в вопросе расизма Швеция - эталон несвободной страны. Отсутствие желания у властей бороться с расистскими настроениями в обществе по-моему и есть главная причина дискриминации русских в Швеции. Расизм, как правило, поощряется сверху.

             Любовь русских к Швеции лишена взаимности. Русские абсолютно искренни в своей любви к деньгам, скандинавской чистоте, уюту, порядку, всего того, что Россия не хочет им дать. Но истории эмигрантов говорят, что не все в порядке в этой односторонней любви. К положению русскоязычных в Швеции и к освещению жизни русскоязычной диаспоры есть претензии. Практически нигде из шведских СМИ не звучит целенаправленная критика русофобии, дискриминации именно русскоязычных. Но статистика открыта, и возникает ощущение, что есть лишь статистика, а целенаправленной политики против расизма и дискриминации не существует. Нигде я не встречал комментариев на тему шведской русофобии от российских представителей в Швеции.

 
              Послесловие

              Русофобия и расизм влияют на голосование русскоязычной диаспоры. Иммигранты отдают предпочтение ксенофобским партиям, настроенным против других нацменьшинств, считая свое меньшинство не входящим в число тех, против кого выступают крайне правые и крайне левые. Ни один шведский политик не поднимает темы, затрагивающее русское меньшинство в Швеции, этнические общины всячески сопротивляются объединению и лидеры часто косвенно обвиняются членами общины в коррумпированности.
              Любовь русских к левым и крайне правым националистам идет из желания угодить
шведам и поддержка лозунга о “Швеции для шведов” подкрепляется ностальгическими воспоминаниями о той пасторальной стране, в которую все они стремились. Призывы к защите истинно шведских ценностей странно находят отклик у унижаемого меньшинства, возможно, парадокс, известный еще со времен генерала Власова.
             В «русском голосовании» отражаются все проблемы маленькой России. По статистике
голосования, сегодня русские в Швеции также гораздо более позитивно расположены к России и Путину, чем русские в самой России и странах бывшего Союза.
           
   Русскоязычная диаспора практически не представлена в органах управления. О русских нет хороших отзывов в прессе и медиа, нет положительных образов в искусстве и, - весьма важный знак, - русские почти всегда появляются в сериалах в качестве бандитов, мафиози и идиотов, говорящих на шведском с грубым акцентом.
               Разговоры о дискриминации русских в Швеции ведутся пока на бытовом уровне
и никаких решительных действий не происходит. Впрочем, в этих разговорах звучит, что шведское общество настолько пропитано расизмом и русофобией, что протест не имеет никакого смысла. Поступая так, шведские политики вполне ожидаемо не понимают важность голосов русскоязычных на выборах.

                                                                                                              © Л.Файвушкин

               Леонид Файвушкин - журналист, переводчик, член союза журналистов России и Международной федерации журналистов. Обладатель премии международного конкурса журналистов «ЗОЛОТОЙ ГОНГ» 1996г.
    В своих репортажах общался с бездомными, трудными подростками, маргиналами, богемой, представал попрошайкой, протестующим, стоял в очередях пунктов приема стеклотары, протестовал против городской грязи под окнами мэра и т.п., тем самым обнажая проблемы общества. Репортажи публиковались в региональной прессе, "Известиях", "Коммерсанте", радио "Россия", радио Швеции, интернет-изданиях.
   Сфера журналистских интересов - политика, культурa, мораль и социальные проблемы. Большое внимание уделяет "неудобным" темам, которые мало освещаются в официальной публицистике.
               C
конца 90-х годов проживает в Стокгольме. Ряд лет занимался социальной работой в Имиграционном управлении, в настоящее время учится в аспирантуре.

       От редактора

        Горькая реальность не может довольствоваться, как отмечает автор, одной статистикой, но ждет целенаправленной политики.
        
 Неплохо провести некоторый анализ:
      
  - Насколько стериотипы, сложившиеся в Швеции, справедливы по отношению к современной русской эмиграции (русское образование низкокачественное, профессиональные навыки сомнительны, ...традиции варварские, страна коррумпирована”,  “считают русских вульгарными, грубыми, опасными и подозрительными”);
          - Насколько беспочвенно опасение шведов потерять маленькую провинциальную и патриархальную Швецию (вспомните для примера реакцию коренных жителей республик советской Прибалтики);
          
- В чем состоит “абсолютная искренность в любви” к стране - “любовью к деньгам, скандинавской чистоте, уюту, порядку, всего того, что Россия не хочет им дать”, или требует чего-то большего, внутренней, непотребительской составляющей души, которой у нас зачастую нет и быть не может,  и которая жаждет немалого внутреннего преобразования, составляющей, опора на которую может дать надежный заслон “варварским традициям, коррупции и брутальному судопроизводству”.
       
 
Я нисколько не иронизирую в адрес поднятых проблем, т.к. они действительно существуют повсюду, где оказывается бывший постсоветский человек. Я ратую за всестороннее и глубокое рассмотрение и анализ, потому что без точной диагностики, как известно, никакая болезнь не лечится, более того, нередко такое лечение приносит один лишь вред.

Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие в обсуждении темы. Будем рады вашему мнению!          

           См. также 8 2002, №№1,2 2003

Фото: королевская резиденция в Дроттнингхольме - http://ru.wikipedia.org/wiki/

НАЧАЛО                                                                                                                                                                              ВОЗВРАТ