ВОЗВРАТ                                         

   
  
 Август 2013, №   
 

       Заметки Нового Света_________      
        Лев Борщевский     
 

Без срока давности                                                 

 

            10 августа 1942 года оккупационные власти во Львове начали так называемую «Большую акцию». В течение двух недель от 40 до 50 тысяч евреев (точная цифра не известна) были отправлены на верную гибель в лагерь Белжец. Часть работоспособных обитателей гетто перевели в лагерь на улице Яновской. Около тысячи были застрелены на месте, в том числе дети-сироты и пациенты из еврейского госпиталя.
            Облавы проводились силами СС, украинской полиции, также принуждали к помощи полицию юденрата. 1 сентября, после завершения «Большой акции», оккупанты публично повесили главу юденрата Хенрика Ландсберга и еврейских полицейских. В них больше не было надобности.
             Кости жертв «акции» давно истлели, но кое-кто из палачей уцелел.
            Прокуратура Мюнхена рассматривает дела двух украинских полицаев - Калимона и Фиришака, которым удалось скрыться в США и получить гражданство. Германская полиция ведет расследование. Оба предположительно участвовали в депортации евреев из Львова в «лагерь смерти» Белжец.
            Судьбой одного из них - Джона (Ивана) Калимона занимался иммиграционный суд в Детройте. Два года назад он вынес решение о депортации бывшего полицая, который обманул власти при въезде в США. Калимон опротестовал это решение, но недавно федеральный апелляционный суд отказал ему. Бывший полицай должен быть изгнан из Америки. Но куда? Трудно найти страну, которая согласилась бы его принять.
           Калимон не отрицает, что служил во Львове и помогал немцам, но уверяет, что не делал ничего предосудительного, разве что охранял ящики с углем от грабителей. Между тем следователи якобы располагают информацией о том, что Иван Калимон, служивший в полиции Львова с мая 1942 по март 1944, участвовал в различных карательных операциях, в том числе и в «Большой акции», и лично причастен к убийству евреев.
            В 1949 году он иммигрировал в США, шесть лет спустя получил гражданство и работал инженером на заводе «Крайслер», пока не вышел на пенсию.
       Сейчас ему 90 лет. Независимо от сотрудников мюнхенской прокураторы, правоохранительные органы Детройта, обнаружив кое-какие неясности в биографии пенсионера, начали расследование. В 2007 году он был лишен гражданства. Калимон клянется, что невиновен.
            «Я больной человек, - говорит он. - Они хотят депортировать меня. Но это моя страна, я люблю ее и умру здесь». Решение апелляционного суда спутало его планы.
            Число пожилых нацистов, за которыми ведет охоту Отдел специальных расследований Минюста США, сокращается. Время берет свое. После того, как выследили Калимона, осталось лишь трое ненайденных наци, которыми занимаются сотрудники отдела. С момента его создания в 1979 году отловлено более сотни спрятавшихся и замаскировавшихся нацистских преступников.
           О местопребывании другого подозреваемого полицая, 93-летнего Осипа Фиришака, пока мало что известно.
            В Израиле побывали профессор Кельнского университета Корнелиус Нестлер и юрист Томас Вальтер. Они имеют непосредственное отношение к делу полицая Ивана Демьянюка, которое рассматривалось в Германии. Профессор Нестлер во время процесса в мюнхенском суде представлял интересы большинства из 30 истцов. Томас Валтер был ведущей фигурой в расследовании преступлений Демьянюка, осужденного в 2011 году за участие в убийстве тысяч евреев в «лагере смерти» Собибор.
          Теперь оба работают над подготовкой нового процесса по делу двух украинских полицаев, причастных к «Большой акции» во Львове.
           По немецкого закону, родственники жертв первой степени (дети, родители, братья и сестры) имеют право участовать в предстоящем суде в качестве истцов.
            Цель поездки профессора Нестлера и адвоката Вальтера в Израиль была встретиться с потенциальными заявителями, объяснить им их статус и получить доверенность на ведение дел в Мюнхенском суде.
         Разумееется, родственники пострадавших узников Львовского гетто могут обнаружиться не только в Израиле. У всех у них есть возможность присоединиться к тем, кто намерен призвать к ответу пособников нацистских преступлений.

                                                                               © Л.Борщевский

            Справка

           С 1941 по 1944 год Иван Калимон служил добровольцем (Freiwilliger) в украинской вспомогательной полиции, сотрудники которой активно занимались преследованием и уничтожением евреев во Львове, ставшем Лембергом. Во время Второй мировой войны украинский полицай принимал участие в зачистках, которые проводились во львовском гетто, депортации евреев и в массовых расстрелах. По крайней мере, речь идет об одном документально подтвержденном убийстве, совершенном Калимоном.
          Сотрудники украинской вспомогательной полиции после каждой проводимой ими "спецоперации" отчитывались перед своими нацистскими хозяевами, в частности, о расходовании боеприпасов. Немцы со свойственной им педантичностью вели подробную документацию, которая после разгрома рейха досталась союзникам. В августе 1942 года полицай Калимон письменно рапортовал своему начальству об участии в операции против евреев, в ходе которой лично застрелил одного и ранил другого человека.
            В написанном им от руки документе значится следующее: "Я, (…) Иван Калимон из 5-го комиссариата украинской полиции 14.08.1942 года в 19 часов во время операции против евреев применил табельное оружие, использовав в служебных целях 4 патрона. При этом я ранил одного человека, а другого убил".
            В свое время этот документ был получен из Office of Special Investigation (OSI) в Вашингтоне (специального подразделения для розыска и наказания нацистских преступников, основанного в 1979 году при министерстве юстиции США) и теперь, как считают в уголовной полиции Баварии, требуется лишь доказать, что бумага действительно была написана самим Калимоном. Для графологической экспертизы уже подготовлены другие документы, на которых имеются подписи Калимона, сделанные им во время войны.
            В конце Второй Мировой он оказался в Чехословакии, а потом перебрался в Рейнскую область. У него есть немецкое гражданство. Как и Демьянюк, Калимон сначала оказался в американском лагере для "перемещенных лиц - "Displaced Persons", расположенного вблизи Мюнхена, а позднее эмигрировал в США.
           По показаниям самого Ивана Калимона известно, что он участвовал в акциях, проводившихся в лагере "Белжец" на территории Польши. Нацистский концентрационный лагерь и лагерь смерти "Белжец" (по-польски Bełżec, по-немецки Belzec) был одним из трех лагерей уничтожения, наряду с Собибором и Треблинкой, в которых проводилась так называемая "Операция "Рейнхардт"" (Aktion "Reinhardt" или Einsatz "Reinhardt"). Под этим кодовым названием понималась государственная программа Третьего рейха по систематическому истреблению евреев и цыган в генерал-губернаторстве (оккупированная нацистами часть Польши и Западной Украины). В результате этой акции погибло свыше двух миллионов евреев и около 50 тысяч цыган.
            В одном лишь лагере "Белжец" всего было уничтожено более 600 тысяч узников. Позже в Варшаве Kалимон охранял группы заключенных из еврейских рабочих.
            В 2007 году власти США в законном порядке лишили Калимона американского гражданства, а в январе этого года, как сообщается на сайте немецкой газеты Frankfurter Rundschau, распорядились выслать его из страны. Депортировать преступника сразу же, например, в Германию, не получилось, поскольку этот вопрос надо было сначала урегулировать с министерством иностранных дел. Пока не выяснилось, что делом займется мюнхенская прокуратура, куда центральное управление по розыску национал-социалистских преступников, в конце концов, и передало все необходимые документы.
             Калимон признался в содеянном не сразу. В октябре 2009 года по его делу в Америке началось судебное разбирательство. Суд над нацистским преступником вызвал международный резонанс и привлек внимание прессы из разных стран. Тогда в США приехала съемочная группа из Украины. Калимон поначалу отнесся к бывшим соотечественникам настороженно, но потом дал им интервью.
             Бывший каратель сказал про себя так: “Я не знаю более честного человека, чем я сам”. Про свою службу в полиции он сказал так: был самым молодым, занимал самую низкую должность и выполнял самую простую работу. Калимон говорит, что служил у нацистов шофером. И никогда никого не убивал. Рапорт от августа 1942 года, на который опирается обвинение - фальшивка, сработанная его бывшими нацистскими начальниками.
   Живя в США, Калимон прослыл среди соседей набожным человеком. Это подтвердила Любовь Калимон, его жена: “Иван был всегда очень религиозным, ходил к причастию. Он никогда бы не смог убить человека”.
         Пресс-служба американского Министерства юстиции заявила, что преступникам, имевшим отношение к Холокосту, давно пора твердо уяснить себе, что Америка не собирается быть для них "безопасной гаванью".
           Всем сердцем приветствуя решение американской Фемиды, как наглядное доказательство принципа "нет срока давности нацистским преступлениям", сокрушаешься лишь по поводу того, что властям США потребовалось шесть с половиной десятилетий для подобного разбирательства, даже исключая юридические и дипломатические заморочки. Выдача нацистских прихвостней на расправу еще раз подтверждает, что предатели никогда и никому не были нужны. Пусть в виде старческих мощей, но их все равно сдадут.

http://www.pravda.ru/society/fashion/tendencies/27-09-2011/1092820-john_kalimon_nazi-0/#

См. также здесь

НАЧАЛО                                                                                                                                                                                        ВОЗВРАТ

                       Предыдущие публикации и об авторе - в Тематическом Указателе в разделах
                               
     
"
Хроники Старого Света" и "Открытие Америки"