ВОЗВРАТ                                         

   
  
Май 2007, №5      

       Ракурс Истории_____________________                              Вилен Люлечник     
    

                                       «НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ…»                                                                                                                  22 ИЮНЯ 1941 ГОДА                                                           

                                                      

 

          Так называется новая книга Марка Солонина, в которой дается анализ событий начального периода войны. До этого он опубликовал исследование под названием «22 июня, или Когда началась Великая Отечественная война». Оно произвело неизгладимое впечатление на тех, кто интересуется военной историей. Факты и документы, приведенные автором, были потрясающими. Весьма похвально отозвался об этой книге и Виктор Суворов. О ней и мне приходилось писать неоднократно. Последняя работа писателя, ставшего столь известным в последнее время, раскрывает причины трагедии советской авиации в 1941 году. И не только об этом рассказывает Марк Солонин. О многих других событиях того времени ведет речь автор. Причем, со знанием дела. Об авиации-то он знает не понаслышке. - Сам является выпускником Куйбышевского авиационного института. Естественно, что в рамках одной статьи трудно раскрыть содержание книги, насчитывающей без малого 600 страниц. Вот почему пришлось подготовить несколько публикаций для того, чтобы читатели узнали, о чем идет речь в новом исследовании Солонина.

                                                   АВИАЦИЯ СССР И ГЕРМАНИИ:
                                                     
   ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД

            Прежде всего, автор обращает внимание на тот факт, что Россия явилась пионером цельнометаллического самолетостроения. К началу войны советская авиационная промышленность была на европейском континенте самой мощной. Вот примеры, потверждающие мнение Солонина. Он пишет, что 25 октября 1939 года из Москвы в Берлин для сбора новейших германских технологий выехала комиссия в составе 48 человек. В её числе был и талантливый молодой авиаконструктор А.Яковлев, фактический советник Сталина по авиации. Спустя много лет Яковлев писал: «…Мы приступили к осмотру выставленных самолетов. Нам были названы их летно-технические данные, особенности вооружения и оборудования… Однако  нашего генерала Гусева одолевали сомнения: не могли же немцы показать нам действительный уровень военной авиационной техники…Признаться, меня тоже смущала откровенность при показе секретнейшей области вооружения…». И вывод был однозначным: этими самолетами нет смысла покрывать текущие потребности Красной Армии. Взять их следовало только для ознакомления с германской техникой. Приводит автор книги еще одну важную деталь: после каждой поездки в Германию Яковлева прямо с вокзала вызывали к Сталину, которого беспокоил один вопрос: действительно ли немецкая авиация вооружена такими устаревшими самолетами, или радушные хозяева  «скрывают от своих друзей» свои истинные достижения? Судя по всему, басня про «огромное техническое превосходство Германии» на тот момент еще не была сочинена». Советская авиационная промышленность превосходила даже французскую. «А ведь как-никак, - отмечает Солонин, - а Франция была старейшей авиационной державой… Вклад Франции в становление авиации в начале ХХ века был огромен. Совсем не случайно общепринятые термины - «фюзеляж», «шасси», «лонжерон», «элерон» - взяты из словаря французского языка». Тот же Яковлев неоднократно осматривал авиационные заводы Франции. И всегда приходил к выводу: советские - мощней и совершенней. «Наглядной иллюстрацией состояния авиационного производства Франции можно считать и следующую фразу  Луи Бреге, руководителя крупнейшей французской авиастроительной фирмы… В отчете о своей поездке в СССР, состоявшейся в 1936г., он написал: «Используя труд вдесятеро большего количества  рабочих, чем Франция, советская авиационная промышленность выпускает в 20 раз больше самолетов». И далее автор использует статистику. В 1938 году  среднемесячный выпуск самолетов во Франции составил всего 49 машин (канун войны! - В.Л.). А в СССР - 458. Приводятся и другие примеры.  После посещения  в апреле 1941 года московских заводов №1 и №22 военно-воздушный атташе Германии Г.Ашенбреннер написал в отчете, представленном Герингу: «Каждый из этих заводов был гигантским предприятием, где работало до 30 тысяч человек  в КАЖДУЮ ИЗ ТРЕХ СМЕН (подчеркнуто автором книги), работа прекрасно организована, все продумано до мелочей, оборудование современное и в хорошем состоянии…».
          
Но Германия есть Германия. Возможности у нее были колоссальные. И в дальнейшем, подчеркивается в цитируемой работе, она смогла, опираясь на многовековые традиции мастерства немецких инженеров и рабочих, на огромный научно-технологический  потенциал своей промышленности, уже к началу Второй мировой войны догнать Советский Союз по техническим характеристикам авиационных вооружений. «Вот именно - всего лишь догнать… В качестве немцы догнали. В количестве выпускаемых самолетов Советский Союз  пока еще был впереди. В 1940 году воюющая Германия произвела 1877 одномоторных  истребителей и 3012 бомбардировщиков, СССР 4179 и 3301 соответственно. В следующем году 1941 году Германия уже обогнала Советский Союз и по количеству выпущенных двухмоторных бомбардировщиков (3783 против 2861), правда, еще более отставая по производству  истребителей (2852 против 7080!!! )…». В целом Советский Союз по числу выпущенных самолетов обгонял Германию всегда. Только в 1944 году рейх сделал последний рывок и обогнал Россию  в производстве одномоторных истребителей. Это было последнее усилие германской промышленности. Что же касается качественных, научно-технических достижений, то в этом аспекте германская авиационная индустрия быстро догнала, а затем и опередила Советский Союз.
          
Но это будет потом. А к 1941 году  русская авиация значительно превосходила немецкую. Кажется довольно странным, что при таком соотношении сил вермахт решился атаковать Красную Армию. Судите сами. 10 мая 1940 года, в момент перехода германской армии в наступление на Западном фронте, была создана самая мощная группировка сил люфтваффе за все время Второй мировой войны. Она насчитывала  более 3600 самолетов, без учета транспортной, санитарной, разведывательной авиации. Полоса фронта наступления - 250-300 км. На 22 июня 1941 года для вторжения на фронте в 1400 км.  (по прямой) от Риги  до Одессы немцы  выделили самолетов меньше. Группировка люфтваффе на Восточном фронте  насчитывала 2350 боевых самолетов. ВВС пяти советских приграничных округов имели на вооружении 6750 самолетов.
          
Это данные к 1 июня 1941 года. С учетом четырех корпусов  дальнебомбардировочной авиации, с учетом истребителей и бомбардировщиков авиации ВМФ общая численность составляла более 9 тысяч самолетов. В сравнении с самолетным парком противника - в четыре раза больше. В момент нападения Гитлера на России более 40% наличных самолетов люфтваффе находились на других театрах военных действий. Летом 1941 года Германия воевала на многочисленных фронтах от Бреста на Буге до Бреста на атлантическом побережье Франции, от Северной Африки до Северной Норвегии. Еще одним «фронтом» были морские коммуникации, борьба на которых требовала присутствия в небе над Атлантикой крупных авиационных сил. Советский Союз воевал на одном фронте. Это позволило перебросить большую часть сил с Дальнего Востока на запад. А это составляло по меньшей мере ещё 3 тысячи самолетов. При этом нельзя забывать еще об одном важном моменте, на который обращает внимание автор исследования. Промышленность России была вне зоны досягаемости авиации противника, да и по количеству средств ПВО Красная Армия значительно превосходила вермахт.
       
 Анализируя все сложившиеся накануне войны обстоятельства, Марк Солонин утверждает, что поход на Восток, который затеял Гитлер, не мог закончиться ни за несколько часов, ни за несколько недель. А раз так, то он был обречен заранее на провал. План «Барбаросса» предусматривал выход на линию Архангельск-Астрахань. «Желающие, - пишет он, - могут самостоятельно, с глобусом и калькулятором, посчитать - сколько времени требовалось пехотным частям (а именно пехота и составляла четыре пятых  армии вторжения) только для того, чтобы дойти пешком от Бреста и Гродно до Астрахани…». Даже уничтожение советской авиации на аэродромах не могло изменить ситуацию. Тем более, что автор исходит из того, что немцы так и не завоевали господства в воздухе, хотя многие советские историки утверждали обратное. Вопреки сложившемуся мнению, исследователь утверждает, что в начальный период войны советская авиация действовала весьма активно и нанесла люфтваффе колоссальный урон. Что же в действительности произошло с советской авиацией?  

                                                       22 ИЮНЯ, РОВНО В 4 ЧАСА…

           «Киев бомбили, нам объявили, что началась война». Так пели в песне, хотя команда на вылет авиации была дана в 3.15., а вермахт перешел границу  в 3.30. И с тех пор пошла гулять легенда о том, что «С первых дней Великой Отечественной война немецкая авиация безраздельно господствовала в воздухе». Солонин, оперируя неопровержимыми данными, ставит этот вывод под сомнение. Он утверждает, что  уничтожение «всей авиации  западных округов  в первые часы войны  не могло быть, потому что не могло быть никогда. Противник даже и не ставил перед собой такой задачи. Самое большее, чего надеялось достичь командование люфтваффе - прикрыть с воздуха ударные танковые группировки «в решающих  местах гигантского фронта». Достигнутый же реально успех превзошел самые смелые ожидания гитлеровского руководства. Когда цифры уничтоженных на земле самолетов  перевалили за две тысячи, сам Г.Геринг поручил специально созданной комиссии осмотреть захваченные аэродромы с целью проверки достоверности докладов немецких командиров.
        
 И тем не менее до уничтожения всей советской авиации было далеко. Если даже принять за истину потери в первый день войны 1200 самолетов, то все равно это означало, что 87% (шесть из семи) самолетов не пострадали. Потери летного состава были вообще ничтожными. «На следующий день после  пресловутого «1200, из них 800 на земле» советские ВВС по-прежнему многократно превосходили в численности своего противника...». И атаковали немцы всего 33 аэродрома. Советская авиация действовала весьма активно. По российским данным  за первые три месяца войны было совершено более 250 тысяч боевых вылетов. За первые 18 дней боев фронтовая авиация выполнила 45 тысяч боевых вылетов. И еще 2112 совершила дальнебомбардировочная авиация. К примеру, за пять недель войны на Западе французская авиация совершила 10 тыс. самолетовылетов. За первые три недели воздушной «битвы за Англию», немецкие истребители совершили 8 тыс., бомбардировочная - 22 тысячи. Рекордным по интенсивности стал для люфтваффе июнь 1942 года, когда на Восточном фронте  было выполнено почти 84 тысячи вылетов боевых самолетов. Вот и судите, вопрошает автор, - уничтожена ли была «вся авиация на  аэродромах».  Другими словами «разгромленная и уничтоженная  на земле» советская авиация летала летом 1941 года с такой интенсивностью, которую немцы смогли достигнуть только в одном месяце за всю войну!», - подчеркивает Солонин.
          
Уже в первый день войны немецкие асы, уцелевшие на Западном фронте, встретились в небе с советскими летчиками. В этот не самый удачный для советской авиации день закончилась  биография командира  истребительной эскадры Шельмана - ветерана испанской и всех других войн. В тот  же день был сбит еще один опытнейший ас люфтваффе - командир истребительной группы  Бретнунц. В сбитом над Прибалтикой  штабном самолете был тяжело ранен полковник  Рейтхель. В тот же первый день  войны ранен  командир бомбардировочной группы Хейнце, на следующий день сбиты советскими истребителями командир группы пикировщиков Хичхольм, командир истребительной группы Фезо и многие другие. Солонин привел факты, которые трудно оспорить. У немцев они были известны. А в СССР - нет. Хотя речь идет о свершенных россиянами подвигах. Но и этого мало.
          
 Цитируемый автор сообщает, что в первые дни войны советская авиация нанесла ряд ударов по глубоким тылам противника. Все это потверждается сводками Совинформбюро. Вот выдержка из сообщения за 24 июня 1941 года: «В ответ на двукратный налет немецких бомбардировщиков на Киев, Минск, Либаву и Ригу, советские бомбардировщики трижды бомбардировали  Данциг, Кенигсберг, Люблин, Варшаву и произвели большие разрушения военных объектов. Нефтебазы в Варшаве горят». 26 июня 1941 года в очередной сводке опять найдем, что «Наша авиация в течение дня бомбардировала Бухарест, Плоешти и Констанцу. Нефтеперегонные заводы в Плоешти горят…». Затем последовал разрушительный налет на Хельсинки, а в августе добрались до Берлина.
        
  И еще одну важную деталь, не замеченную другими историками, сумел отметить Солонин. Это то, что до июля 1941 года немцы не могли бомбить  Москву и Ленинград. «Но они, - пишет автор, - почему-то отказались от таких чрезвычайно эффективных с точки зрения получения морально-политических выгод, действий. Массированные налеты на Москву и Ленинград начались лишь со второй половины июля 1941 года, только после того, как аэродромы базирования немецкой авиации оказались под Псковом и Вязьмой, т.е. на расстоянии  200-250 км от объектов бомбометания…». А дело было в том, что у немцев не было таких истребителей, которые могли бы сопровождать бомбардировщики до Москвы и Ленинграда, находившиеся от Бреста на Буге соответственно 1000 и 750 км. А вот 15 советских бомбардировщиков с острова Эзель в августе 1941 года Берлин «посетили». Замечу, мне приходилось бывать на этом аэродроме в конце 50-х г.г. Именно там, в 1941 году, базировался 1й-минно-торпедный авиаполк Балтийского флота. Если память мне не изменяет, то руководил операцией полковник Преображенский. Потери люфтваффе были очень велики. Как мне кажется, первым, Марк Солонин сообщил: «Теряя каждую неделю по сотне самолетов, люфтваффе уже 6 сентября  1941 года пришло к тому рубежу, когда общее число потерь (1356 безвозвратно, 852 повреждено, всего - 2208 самолетов) сравнялось с первоначальной численностью самолетного парка трех Воздушных флотов… В целом же к концу октября 1941 года люфтваффе потеряло на Восточном фронте  1527 истребителей, что в полтора раза превысило их первоначальную численность. В первый месяц войны (с 22 июня по 26 июля 1941г.) …немцы безвозвратно потеряли 627 самолетов - почти столько же, сколько и в «рекордном» по числу потерь июле 1944 года…». И эти данные взяты автором исследования из немецких источников. В данном случае немцам врать не было резона. А отсюда и выводы, которые сделал Марк Солонин,  которые отнюдь не укладываются в официальную историю Великой Отечественной войны. Их смысл таков: огромные цифры потерь немецких самолетов, 250 тысяч вылетов, которые смогла произвести советская авиация за первые три месяца войны, абсолютно несовместимы с тезисом о том, что люфтваффе захватило «господство в воздухе». Летом-осенью 1941 года в небе войны присутствовали две противоборствующие силы. Да, одна из них действовала значительно эффективнее, другая даже не смогла реализовать  свое огромное превосходство, но ни одна из сторон  так и не добилась решающего успеха.  
          Ко всему этому, указывает автор, следует  отметить, что в условиях затяжной войны решающим фактором становится способность государства непрерывно восполнять потери своей армии. В свою очередь, способность эта зависит и от количества накопленных до начала войны резервов, и от наличия богатых и щедрых союзников. По всем этим трем компонентам Советский Союз решительно превосходил своего  противника. Да плюс ко всему, Россия вела войну на одном фронте, а рейх - на нескольких. В этих условиях немецкое командование не имело возможности наращивать состав своей группировки на Востоке, и даже оказывалось вынужденным перебрасывать истребительные группы с Восточного на Средиземноморский фронт. И об этом немцы говорили открыто.
        В приведенном в книге обзоре генерала Швабедиссена о действиях советских ВВС подчеркивалось: «…Три основных пункта явились большой и неприятной неожиданностью:
          - численность советских ВВС на начало кампании;
      
   - эффективность советской зенитной артиллерии;
      
   - неожиданно быстрое восстановление ВВС в конце 1941 - начале 1942г.г».
      
 Вот на эти-то «детали» и обратил внимание автор рецензируемой книги.  Что же касается Германии, то её авиационная промышленность, несмотря на невероятно высокий уровень развития, так и не смогла обеспечить простого восполнения потерь. В результате этого группировка люфтваффе  на Восточном фронте никогда более не располагала  таким количеством  самолетов, какое было в её распоряжении на 22 июня 1941 года. И тем не менее потери советской авиации в начале войны были гигантскими, хотя по численности она значительно превосходила немецкую. И не только по численности. Качество русских самолетов в основной своей массе не уступало лучшим мировым образцам. И тем не менее, начальный период войны был для советской авиации трагическим. О причинах этого разгрома, которые сумел вскрыть Марк Солонин, речь пойдет дальше в следующей публикации.
                                                                      
                                       ©В.Люлечник

Фото: РГАКФД, оп.2, № 169, сн.35
http://victory.rusarchives.ru/index.php?p=31&photo_id=25

НАЧАЛО                                                                                                                                                                                        ВОЗВРАТ

                            Предыдущие публикации и об авторе - в Тематическом Указателе в разделе "История"