ВОЗВРАТ                                             

 
      
Декабрь 2007, №12      
     
Ракурс Истории__________________________                                              Марк Штейнберг         
 
ЗВЕЗДА ДЕЛЬМАРА                                               

                      

         В этот сумрачный февральский денек 1995 года непритязательная московская больница была, буквально, озарена блеском генеральских погон, а ее персонал - ошеломлен небывалым нашествием высоких военных чинов. Не обращая, однако, внимания на врачей и медсестер, генералы проследовали в палату, обитатель которой со вчерашнего дня находился в коме. У его кровати и остановились начальник генерального штаба российских вооруженных сил генерал-полковник Михаил Колесников и начальник Главного разведывательного управления генштаба генерал-полковник Федор Ладыгин.
            
Явно смущенный тем, что больной находится в беспамятстве, генерал Колесников пробормотал несколько слов поздравления и передал его жене Тамаре, сидевшей у постели, трехцветную коробку с Золотой звездой Героя Российской Федерации и папку с грамотой на это звание. После чего генералы со свитой покинули палату. Человек же, ставший Героем России, так никогда и не узнал об этой высокой чести. Он умер через несколько дней, 19 февраля, не приходя в сознание... Звали его Ян Петрович (Янкель Пинхусович) Черняк и был он крупнейшим советским разведчиком во Второй мировой войне...
            
 А через 12 лет, 2 ноября 2007 года в Ново-Огареве, удостоен звания Героя России другой великий советский разведчик, Коваль Жорж (Георг) Абрамович. В прошлом году Коваль умер в возрасте 93 лет. Так что, оба они не увидели этой высокой награды. Президент Путин передал медаль «Золотая Звезда», грамоту и книжку Героя России министру обороны Сердюкову - для хранения в музее ГРУ...
            
Двух крупнейших советских разведчиков роднит ряд обстоятельств: они никогда не были разоблачены и их поистине феноменальные подвиги оставались неизвестными; при жизни они не получили никаких наград. Наконец - оба были евреями.
            
 Так получилось, что в конце 70-х годов мне довелось участвовать на служебном сборе в ГРУ ГШ. Нам был прочитан ряд лекций о практике агентурной разведки. В том числе - ознакомили с деятельностью военного разведчика со служебным псевдонимом «Дельмар», который более восьми лет действовал в США непосредственно на одном из важнейших объектов атомного «Манхеттен-проекта». Рассказ был крайне лаконичным, но в нем специально подчеркивалось, что информация, переданная этим нелегалом оказала серьезнейшую помощь советским ученым, разрабатывавшим атомную бомбу. О подлинном имени и дальнейшей судьбе этого человека не сообщалось. Прошло с тех пор немало лет и сегодня я могу достаточно достоверно рассказать о нем. Ибо Жорж (Георг) Абрамович Коваль и есть тот феноменальный военный разведчик, чей псевдоним был «Дельмар».
             Думается, если бы его история была положена в сюжет романа, нашлось бы немало читателей, заявивших, что такого не может быть. Однако как говорится, невероятно, но - факт! А началась эта история в маленьком белорусском местечке Телеханы, где жил молодой плотник Абрам Коваль. Он полюбил дочь местного раввина Этель. Она отвечала взаимностью, но хупа не могла состояться из-за нищеты жениха. Дело было в 1910 году, в Америку, спасаясь от погромов, уезжали многие евреи, решил уехать и Абрам, взяв с Этель обещание ждать, пока он обустроится и купит дом.
             Так оказался Абрам в Сью-Сити, маленьком городишке штата Айова. Умелый плотник быстро нашел работу и уже через год купил дом, сам же его отремонтировал и послал Этель денег на билет. Через пять лет у них было трое сыновей. Первый родился в 1913 году, записали его Георгом, Жоржем, иначе говоря. Окончил среднюю школу, поступил в колледж, но через два года оказался в Советском Союзе. А потому как его родители, правоверные члены американской компартии, были вовлечены в кампанию под названием «Икор» - переселение в Биробиджан, куда и отправились в 1932 году.
              После 19 лет жизни в Америке, сибирская «Палестина» не могла обольстить этого парня и в 1934 году Жорж отправился в Москву поступать в технический ВУЗ. Стал студентом Московского химико-технологического института, окончил успешно, без экзаменов был зачислен в аспирантуру, в 1939 году женился.
             Но в этом же году на него обратили внимание военные разведчики их 4-го Главного управления Генштаба. Они как раз подбирали кадры, потому что сталинские репрессии 30-х годов выбили большую половину сотрудников Управления (впоследствии - ГРУ ГШ). Аспирант Коваль по английски говорил лучше, чем по-русски, обладал американской ментальностью, был гражданином США, наконец. Военные разведчики увидели в нем человека, на которого можно было положиться. По крайней мере, его характеристики и общая профессиональная подготовка позволяли на это надеяться. Жорж Коваль верил в светлые идеалы коммунизма и готов был за них сражаться. Его личные и деловые качества соответствовали тем, которыми должен обладать разведчик.
              На первой же беседе с представителем военной разведки Жорж дал согласие на работу в этой загадочной организации. Его направили в разведшколу, а по окончании новому нелегальному агенту был присвоен псевдоним «Дельмар» и разработана легенда - прикрытие с вымышленной биографией. Так началась одноименная операция военной разведки по выводу Жоржа Коваля в США. Коваль отправился за океан. Его главной задачей было добывание сведений о разработке в американских лабораториях новых химических отравляющих веществ.
              Коваль обосновался в Нью-Йорке, наладил связь с Москвой, получил указание, куда и как устроиться на работу, но сделать этого не смог. Документы, которые были у него на вымышленное имя, не позволяли легализоваться и найти надежную «крышу» и работу в химической лаборатории, без которой нельзя было выполнить разведзадание.
              В Центре не исключали такой ситуации. Поэтому разведчику предоставлялось право воспользоваться своими американскими документами. Поскольку другого выхода не было, Коваль пошел на риск - легализовался и снова стал Жоржем из Сью-Сити, где родился, учился и проживал. Подлинные документы и сведения из этого города не вызывали у американских служб никаких подозрений, Жорж скоро нашел работу по специальности, в лаборатории, занимавшейся разработкой химимических препаратов.
              Он проработал в ней до осени 1943 года, когда был призван с ряды американских вооруженных сил. Поскольку Коваль имел документы, подтверждающие, что он окончил два курса американского технического колледжа, то его направили на специальные курсы, связанные с работой на объектах по производству радиоактивных материалов. Курсы были при Нью-Йоркском городском колледже.
             
В августе 1944 года рядовой американской армии Жорж Коваль успешно завершил обучение на курсах и был направлен на секретный объект в город Ок-Ридж (штат Теннесси), один из основных в «Манхеттен-проекте». Перед отъездом в Ок-Ридж Коваль встретился с резидентом под псевдонимом «Фарадей» и доложил о новом назначении. Разведчики отработали условия связи. Ни «Дельмар», ни «Фарадей» не знали тогда, что выпускнику Московского химико-технологического института и Нью-Йоркского городского колледжа предстояло стать сотрудником объекта, работавшего по плану программы создания атомной бомбы.
             
 В то время советские разведслужбы сумели внедрить агентов в главную атомную лабораторию Лос-Аламос, но об Ок-Ридже имелись только самые общие данные, не позволявшие даже понять, что именно там производят. Между тем, в этом закрытом городе - объекте «Х», как значился он в номенклатуре «Манхеттен-проекта», вырабатывались самые основные элементы атомного комплекса, без которых о бомбе и речи быть не могло.
              
От «Дельмара» стало известно, что в Ок-Ридже производятся обогащенный уран и плутоний, что этот объект разделен на три основных литерных сектора: К-25, У-12 и Х-10.
              
Жорж работал на предприятии Х-10, на котором действовала установка по производству плутония. Он был радиометристом и поэтому имел доступ в разные отделы предприятия. Все, что делалось в секторах К-25 и У-12, ему тоже было известно. Он смотрел на американские установки по производству урана и плутония глазами дипломированного специалиста, окончившего один из лучших советских высших учебных заведений - МХТИ. Техническое образование позволяло Ковалю точно оценивать то, что он видел, и выделять самое главное.
              
В последующем с ним встречался советский разведчик «Клайд». Встреч было несколько. Жорж сообщил о том, что обогащенный уран и плутоний, производившиеся в Ок-Ридже, под усиленной охраной отправляется военными самолетами в другую лабораторию, которая находилась в Лос-Аламосе.
              
Сведения «Дельмара» немедленно передавались в Москву. В Центре на их основе готовились донесения на имя генерал-лейтенанта П.Судоплатова, начальника отдела «С», из которого в обезличенном виде направлялись И.В.Курчатову, изучавшего их и ставившего новые задачи перед сотрудниками разведывательных служб.
             
«Дельмар» в декабре 1945 года сообщил о том, что американцы производят полоний и также используют его в атомном проекте. В донесении, в частности, сообщалось: «…Изготовленный полоний отправляется в штат Нью-Мексико, где используется для создания атомных бомб. Полоний производится из висмута. На 1 ноября 1945 года объем продукции завода составил 300 кюри полония в месяц, а сейчас доведен до 500 кюри».
             
13 февраля 1946 года в ГРУ было получено еще одно письмо. Вот его содержание: «При этом направляю краткое описание процесса производства элемента полония, полученное нами от достоверного источника». Таким образом Жорж Коваль был первым разведчиком, который подсказал советским физикам и конструкторам, как получается и для чего используется в американских атомных зарядах химический элемент полоний.
            
 До поступления в Москву сведений Коваля об использовании американцами полония, этим веществом в рамках советского атомного проекта никто не занимался. Сведения, переданные Ж.А.Ковалем в декабре 1945 - феврале 1946г. в Москву об использовании американцами в их первой бомбе полония, подсказали советским ученым идею и показали правильный путь решения проблемы, связанной с нейтронным запалом этого боеприпаса.
             
В 1945 году Коваль уже имел воинское звание «сержант штабной службы». Вскоре его перевели на новое место службы - в лабораторию, которая располагалась на секретном объекте в городе Дейтон, штат Огайо. Новая должность расширила его информационные возможности. В лаборатории тоже работали физики и химики, выполнявшие задания в рамках американского атомного проекта. Научные исследования говорили о том, что работа в США по созданию атомной бомбы вступает в завершающую стадию.
            
На очередной встрече Жорж передал «Клайду» сведения об основных направлениях работы лаборатории в Дейтоне. Руководство лаборатории, относилось к сержанту Ковалю с большим доверием. В сентябре 1945 года завершилась Вторая мировая война. Жоржа Коваля уволили с военной службы. Начальник лаборатории предложил ему остаться на прежней должности вольнонаемным сотрудником, обещал повышение по службе.
              
После увольнения из американской армии, Коваль прибыл в Нью-Йорк, где работал его руководитель «Клайд». На очередной встрече «Дельмар» доложил ему о том, что еще узнал о лаборатории в Дейтоне, и сообщил о предложении остаться там же на должности гражданского специалиста. «Клайд» увидел интересную перспективу, которая позволяла разведке получать новые закрытые данные. Однако Жорж рассудил иначе. Он считал, что продолжение его работы в Дейтоне связано с большим риском и таит в себе неизбежную опасность провала. Жорж предвидел ужесточение режима секретности на закрытых военных объектах, новую проверку всех сотрудников, выяснение их родственных связей. В США и Канаде газеты уже были забиты материалами о советском атомном шпионаже. Существовала реальная угроза того, что агенты ФБР смогут установить, что Жорж Коваль в 1932 году вместе с родителями выехал на постоянное жительство в СССР.
              
 И он вернулся в Москву, наконец-то встретился с женой, верно ждавшей его все годы, изредка получая письма, которые ей передавали сотрудники ГРУ. В июне 1949 года начальник 2-го Главного управления Генштаба генерал армии М.Захаров подписал приказ, в котором говорилось, что «…солдат Жорж Коваль 1913 года рождения демобилизован из рядов Вооруженных Сил СССР».
             
И бывший аспирант возвратился в институт - МХТИ, без особого труда восстановился в аспирантуре и начал увлеченно заниматься научной работой. В конце 1951 года Коваль защитил диссертацию и стал кандидатом технических наук. По оценке членов ученого совета, его диссертация была важной для народного хозяйства страны. Коваль работал над ней, используя знания, полученные в МХТИ и американском колледже. Пригодился и опыт практической работы в Ок-Ридже и Дейтоне.
              После чего у молодого кандидата наук возникли серьезнейшие проблемы: он оказался безработным. В Министерстве высшего образования ему заявили, что: «потребность в научных кадрах его специальности в стране, к сожалению, крайне ограничена».
              Это была слабо замаскированная ложь: в послевоенное время такие специалисты, как Коваль, стране, несомненно, были очень нужны. Кандидаты наук - тем более. Около года молодой ученый оббивал пороги Министерства высшего образования и других ведомств, пытаясь выяснить причину, из-за которой стал безработным. Формально кадровики ссылались на несуразности в его автобиографии. Уволенный из армии рядовым «солдат Жорж Коваль» не мог объяснить как произошло, что он, имея высшее образование, за десять лет военной службы не смог получить даже звания младшего лейтенанта и имел только одну медаль «За победу над Германией». О службе же в разведке он не имел права говорить ни слова.
              Дело, однако, не столько в этом. Вспомним, чем было начало 50-х для любого советского еврея: космополитизм, буржуазная генетика и кибернетика, дело «врачей-отравителей». Кому в ту пору нужен был свежеиспеченный кандидат наук еврейского происхождения! Тем более - имелся формальный повод. И семья одного из крупнейших советских разведчиков почти целый год буквально голодала.
              Наконец в марте 1953 года терпение у безработного кандидата технических наук иссякло, и он решил направить письмо начальнику военной разведки. Как понимаете, решился на это Жорж после смерти Сталина. Просьба заключалась в том, чтобы начальство ГРУ помогло устроиться на работу. На удивление, письмо сработало.
              
Начальник ГРУ генерал-лейтенант М.А.Шалин 16 марта 1953 года направил личное письмо министру высшего образования В.Н.Столетову. В том письме говорилось, что «с 1939 по 1949г. Коваль Ж.А. находился в рядах Советской Армии. В соответствии с подпиской о неразглашении государственной и военной тайны он не может объяснить характер своей службы, которая проходила в особых условиях. Прошу Вас учесть его немалые заслуги при обеспечении работой».
           
Этого оказалось достаточно, чтобы Жоржа немедленно приняли на преподавательскую работу в МХТИ. Говоря кратко, за 40 лет работы в этом институте он проявил себя не хуже, чем в военной разведке. В московском химико-технологическом университете, Коваля вспоминают как выдающегося преподавателя. Хоть докторскую он так и не защитил, по количеству научных публикаций, говорят его бывшие коллеги и студенты, Жорж Абрамович переплюнул бы любого профессора.
              Он ушел на пенсию и умер 31 января 2005 года. 92 года прожил человек, сумевший совершить невозможное: внедриться в строжайше охраняемую структуру атомного предприятия, раздобыть и передать суперсекретные сведения, крайне необходимые его стране. А затем 60 лет скрывать от всех свой удивительный подвиг. За который при жизни ни воздаяния материального, ни почести официальной Жорж Абрамович Коваль не получил.

    Между тем, его оценка президентом России Владимиром Путиным звучит так: «...Он внeс неоценимый вклад в решение одной из ключевых задач того времени - в задачу создания атомного оружия. Я бы хотел, чтобы память о Жорже Абрамовиче была увековечена в музее Главного разведуправления Генерального штаба».
      И наконец, факт награждения Коваля Путиным позволил американским ученым, которые в 1940-1950-е годы были знакомы с этим шпионом, рассказать о нем. Результатом стала повесть о некомпетентности и соперничестве американских спецслужб, заставляющая вспомнить о недавней оплошности ЦРУ, которое не смогло наладить сотрудничество с ФБР и вовремя перехватить террористов, угнавших самолеты 11 сентября 2001 года. «Это отличная параллель с 11 сентября и неспособностью американской контрразведки разоблачить Коваля», - говорит физик на пенсии Арнольд Креймиш, учившийся с Ковалем и работавший вместе с ним в рамках атомного проекта.

                                                                                       ©М.Штейнберг  

Фото: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=821860
НАЧАЛО                                                                                             ВОЗВРАТ

Предыдущие публикации и об авторе - в Тематическом указателе в разделах "Загадки цивилизации", "История", "Военно-аналитические обозрения"