ВОЗВРАТ                                         

   
  
Сентябрь 2009, №9  
 

Окно социолога__________________________      
         Сергей Магарил       


 Пределы рациональности российской интеллигенции     

«Сам                                                                         Самые благотворные усилия политических
>                                                                                перемен нередко сопровождаемы неудачами,
                                                                                  когда образование гражданское не предуготовило
            
                                                                      к ним разум.                    
                                                           
                                                                  М.Сперанский

        Социально-экономическое неблагополучие массовой российской интеллигенции, ставшее доминантой ее существования в ХХ - начале XXI в.в., вызывают необходимость разобраться в его причинах. Как утверждал первый русский Нобелевский лауреат И.Павлов: «Судьбу наций определяет ум интеллигентский». Это вынуждает признать: какова интеллигенция, таково и государство; каково государство - такова и судьба народонаселения.

           1. Хотели - как лучше

          Предреволюционная генерация образованного сословия России была инициатором и одним из активнейших участников социальной трансформации 1917-1921г.г., результатом которой стал переход общества от «русской модели капитализма» к модели «советского социализма». В ходе острейшего социального конфликта значительная часть российской интеллигенции погибла; часть - иммигрировала. Оставшаяся в России интеллигенция, впоследствии была либо репрессирована, либо вытеснена на социальную обочину, маргинализирована и обращена в аутсайдеров.

        Однако потребности существования советского общества и, прежде всего, необходимость создания оборонно-промышленного комплекса, а также воспроизводства и трансляции в массовые слои населения идеологии марксизма-ленинизма, вызвали к жизни советскую систему массового образования и производную от нее советскую интеллигенцию. Это ее труд и талант преобразовали аграрную России в индустриально-развитое государство. Однако с 1970-х годов явственно обозначились признаки стагнации. И, не смотря на десятилетия давления догматического официального обществознания, эта интеллигенция, обеспокоенная научно-техническим и социально-экономическим отставанием СССР, утратой им конкурентоспособности, вновь оказалась одним из инициаторов и активных участников демократических по замыслу, реформ конца 1980 - начала 1990-х г.г. Но, и на этот раз, уже в ходе преобразований «советской модели социализма» в «постсоветскую модель капитализма», массовая интеллигенция вновь была оттеснена на социальную обочину, ее накопления - экспроприированы, а сама она вновь оказалась аутсайдером, составив основной массив «образованных бедных».

        Действительность оказалась бесконечно далека от ожиданий образованного сословия России, как в начале, так и в конце ХХ в. Приведенные соображения вынуждают признать: базовые представления отечественной интеллигенции о российском социуме, фундаментально не соответствуют реальным закономерностям существования и исторического движения этого социума. В числе основных причин:
      - Многосотлетнее опоздание России, по сравнению с Европой, с созданием университетского образования - школы рационального знания и рационально-критического мышления. Это повлекло за собой существенное отставание, в т.ч. в области социальных наук от потребностей развития общества;
      - Препятствия, чинимые имперскими властями в наращивании рационально-критического социального знания;
      - Стремление советского режима подчинить общественно-гуманитарные науки социальному прожектерству, ограничить их роль апологетикой очередных утопий советской власти.

            2. Представления дореволюционной интеллигенции

           В качестве примеров характерных неадекватных представлений дореволюционной интеллигенции, делавшей ставку на революцию, могут быть названы представления:
       - О русском народе, как народе едином, не несущим в себе глубочайший социо-культурный, а потому исторический (стадиальный) раскол на незначительное модернизированное меньшинство и подавляющее архаичное большинство
       - О том, что народ, разделенный на слои, обладающие столь различным социо-культурным потенциалом адаптации, способен развиваться в едином историческом темпе
       - О возможности продуктивного переноса в архаический, в своей основе, социум России, европейской теории марксизма; теории, отражающей реалии общества, построенного на иных социо-культурных основаниях и существенно опередившего Россию в развитии
       - О русском народе, как народе богоносце, глубоко и искренне приверженном православию, носителе высокой нравственности и духовности. Впоследствии, реально столкнувшись с целым рядом «коренных исторических черт, психологических комплексов, утопий и пр. русского человека», интеллигенции пришлось сполна убедиться в «невысоком моральном квалитете русского народа»
        - О народе, неспособном на инверсионный, исторически мгновенный отказ от 900-сот летнего православия, усвоенного, как оказалось, лишь на уровне обрядоверия и ритуала (Н.Бердяев)
       - Заблуждения, согласно которым общество предельно неразвитого правосознания, способно разрешать масштабные социальные конфликты цивилизованным правовым способом, избежав в ходе революции массового насилия
        - О том, что население, в составе которого десятки миллионов неграмотных крестьян, не имевших ни малейшего представления о демократии, население, в котором доля образованных людей не превышала 3-4 %, - способно существовать в рамках демократии, придерживаясь ее норм в своей повседневной жизни
        - Представление о том, что в ходе революции будут сохранены и продолжат исправно функционировать важнейшие системы жизнеобеспечения, а интеллигенция сохранит свой жизненный уклад и относительно комфортное существование
       - Уверенность в том, что образованные группы знают (правильно понимают) нужды многомиллионного крестьянства и способы удовлетворить эти интересы
      - Заблуждение, согласно которому - она, интеллигенция, разные группы которой исповедали столь разные общественные идеалы - это показали годы революции и гражданской войны -, способна политически вести за собой озлобленное, невежественное, крестьянское в своей основе население и контролировать развитие событий.

        Закономерно, что имея столь далекие от реалий представления, российская интеллигенция оказалась неспособна предвидеть последствия чаемой революции, а также то, как эта революция отразится на судьбе самой интеллигенции. При этом предостережения, и далеко не единичные, услышаны не были:
        - Маркс: «Настанет русский 1793 год; господство террора этих полуазиатских крепостных будет невиданным в истории, но оно явится вторым поворотным пунктом в истории России».
         - Герцен: «Две разные России… община и дворянство, более ста лет противостоящие друг другу и друг друга не понимавшие. Одна Русь - утонченная, придворная, военная, тяготеющая к центру - окружает трон, презирая и эксплуатируя другую. Другая - земледельческая, разобщенная, деревенская, крестьянская, находится вне закона».
        - Бакунин, в 1873 году, полемизируя с Марксом и Лавровым, предвидел диктатуру «аристократов интеллигенции»: главный порок ученого «это превозношение своего знания, своего собственного ума и презрение ко всем незнающим. Дайте ему управление, и он сделается самым несносным тираном… Быть рабами педантов - что за судьба для человечества! Дайте им полную волю, они станут делать над человеческим обществом те же опыты, какие ради пользы науки делают теперь над кроликами, кошками и собаками»
        - Кавелин: «Администрация царской власти заслонила и оттеснила эту самую власть на второй план и взяла самодержавие в свои руки». Засилье бюрократии связано с отсутствием самостоятельной церкви, подлинной аристократии и незначительной долей городского сословия. Однако решающее влияние оказывало невежество народа, «огромная, несметная масса мужиков, не знающих грамоте, не имеющих даже зачатков религиозного и нравственного наставления».
         - Ключевский:
«Из древней и новой России вышли не два смежных периода нашей истории, а два враждебных склада и направления нашей жизни, разделившие силы русского общества и обратившие их на борьбу друг с другом вместо того, чтобы заставить их дружно бороться с трудностями своего положения».
«Средства западно-европейской культуры, попадая в руки тонких слоев общества, обращались на их охрану… усиливая социальное неравенство, превращались в орудие разносторонней эксплуатации культурно безоружных народных масс, понижая уровень их общественного сознания и усиливая сословное озлобление, чем подготовляли их к бунту, а не к свободе. Главная доля вины - на бессмысленном управлении»
        - Гершензон: «Сказать, что народ нас не понимает и ненавидит, значит не все сказать… Он ненавидит нас страстно, вероятно с бессознательным мистическим ужасом… Каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом, - бояться его мы должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной».
        - Плеханов: «Мельница истории еще не смолола муку, из которой в России будет испечен пирог социализма».

          Не обладая должным объемом социо-гуманитарных знаний, не желая прислушаться к голосам своих более дальновидных современников, немалая часть русской дореволюционной интеллигенции торопила революционные события. Ей немало содействовала тупая, самонадеянная бюрократия Российской Империи, искренне не понимавшая, что ее политика ведет Россию к социальной катастрофе, а ее саму - в небытие. Исторический финал известен.

           3. Представления советской интеллигенции

          В советский период, в условиях идеологической монополии «единственно-верного учения» и подавления критического обществознания, отечественная интеллигенция не смогла существенно продвинуться в понимании советского общества и социальной природы сил, скрываемых фасадом социалистической мифологии и кодексом «Строителя коммунизма». Среди иллюзорных представлений отечественного образованного сообщества конца ХХ века:
       - Первоначальные утверждения лидеров перестройки о незыблемости социалистического выбора
         - Утверждение о неизбежности смены социально-экономического застоя восходящим развитием, поскольку «иного не дано», и что «плохое - не может смениться худшим»
         - Ни на чем не основанные надежды, что президент, поставленный Конституцией над государственной и политической конструкцией, сможет реально гарантировать развитие общества по демократическому пути, а не станет заложником правящей бюрократии и ее интересов
         - Исторически недальновидный отказ от политического (по аналогии с Нюрнбергским трибуналом), но не уголовного процесса над идеологией и политической практикой большевизма, установившего в России репрессивный тоталитарный режим
         - Утопические представления о возможности, в условиях посттоталитарного общества и отсутствии внешних, жестких демократических рамок, достичь убедительных социально-экономических результатов в кратчайшие, исторически мгновенные сроки (достаточно вспомнить программу «500 дней» и тому подобные проекты)
         - Иллюзорные представления о желательности и возможности установления умеренно-авторитарного режима, способного решить задачи национальной модернизации.
         - Миф о лучшем в мире советском образовании, внушавший ложные представления о том, что наличный уровень социальной компетенции и политико-правовой культуры населения достаточен для устойчивого национального развития и поступательного движения к правовому социальному государству
        - Ложные представления о том, что десятилетиями манипулируемый бюрократией советский «суд», может быть достаточно быстро выведен из-под ее контроля и трансформирован в независимую судебную власть, способную положить конец «телефонному праву» и обеспечить подлинное верховенство закона
         - Представления о том, что многомиллионное население, которому в течение 74 лет внушалось ложное «социалистическое правосознание», будет способно следовать нормам права в процессе формирования цивилизованных рыночных отношений
         - Иллюзорные представления, согласно которым атомизированный социум, с крайне низким уровнем межличностного доверия, способен в короткие сроки сформировать влиятельные структуры гражданского общества (общественные ассоциации, профсоюзы и политические партии), что позволит создать эффективные системы политического и правового контроля исполнительной власти
          - Беспочвенные ожидания, что население, второй раз в своей истории (после краткого периода с февраля по октябрь 1917г.), получившее политические свободы, сумеет на многопартийных выборах в Государственную Думу сделать рациональный выбор и сформировать эффективный парламент
        - Недооценка, если не игнорирование демократическими группами, ресурсов, возможностей и мотивов противодействия реформам со стороны бюрократического аппарата
          - Ни на чем не основанные ожидания, согласно которым бюрократия не сможет или откажется от противозаконного использования своих административно-распорядительных полномочий (административного ресурса)
        - Наивные ожидания, что новая власть окажется в состоянии эффективно противодействовать исторически-традиционной коррупции
         - Ложные ожидания, что правящий класс постсоветской России будет проводить политику, исходя из интересов национального развития
         - Преднамеренно внедряемые правящими группами на начальном этапе реформ ложные представления, о необходимости деидеологизации общественного сознания. Подобные представления стали одним из значимых препятствий политической самоорганизации населения России
          - Инфантильные представления массовых групп интеллигенции о том, что ей следует самоустраниться от участия в политике (поскольку «политика - дело грязное»); при этом законные права и социально-экономические интересы большинства и, в т.ч. самой интеллигенции, будут реализованы правящими группами.

          Изложенные соображения вынуждают согласиться с теми специалистами, по мнению которых социум был интеллектуально не готов к переменам. Более того, даже люди, имеющие хорошее высшее образование, ввиду сформированного у них мифологического сознания, готовы «руководствоваться в объяснении социальной реальности только примитивными стереотипами и мифами».

           4. Куда идти и что делать?

         Семь десятилетий социальной некомпетентности, принудительно поддерживаемой коммунистическим режимом, не прошли бесследно. К концу ХХ в. советская интеллигенция имела, по преимуществу, неадекватные представления о советском обществе и возможных пределах его трансформации. Реалии постсоветской России наглядно продемонстрировали: дезориентированная и политически аморфная массовая интеллигенция - носитель национального интеллекта - очень быстро утратила способность влиять на ход событий политику властей. Социальная мифология, деформируя не только массовое сознание, но и сознание образованных групп, мстит беспощадно. Эпоха строительства коммунизма, начатая циничным лозунгом «Грабь - награбленное», закономерно завершилась масштабным ограблением самих строителей коммунизма. Результаты преобразований убедительно свидетельствуют: постсоветская бюрократия осуществила реформы в интересах собственного обогащения, успешно заместив ими интересы национального развития.

          В очередной раз подтвердился известный тезис политологии: социальные группы, неспособные сформулировать отчетливую политику в защиту своих интересов, неспособные сформировать мощные политические структуры для реализации этой политики, неизбежно оттесняются на социальную обочину, подвергаются эксплуатации и неизбежно деградируют. Именно это и произошло с массовой российской интеллигенцией.

          Стремясь сохранить элементарно приемлемый жизненный уровень, и неспособная в силу общественно-политической разобщенности, противостоять аморализму, транслируемому с верхних этажей социальной пирамиды, массовая интеллигенция двинулась по пути негативной адаптации. Об этом свидетельствуют поборы в средней школе и системе медицинского обслуживания, взятки в суде и правоохранительных органах, и даже… в святая-святых интеллигенции - в отечественной высшей школе. Кто же, в таком случае, может и должен предложить массовым слоям общества образцы социально-одобряемого поведения?

         Теоретически были возможны и другие сценарии трансформации, однако в соответствии с принципом Лейбница, для иного развития событий не оказалось достаточных оснований. И одно из таких отсутствующих оснований - уровень отечественных социальных наук и производное от него качество социо-гуманитарной подготовки выпускников высшей школы. Выразительно мнение академика Г.Осипова. Анализируя истоки системного кризиса России, известный социолог прямо указывает: «К сожалению, российская социальная наука… оказалась не на высоте… Социальная наука: фальсифицирует прошлое (главным образом, историю); мифологизирует настоящее (понуждает людей действовать во имя реализации несбыточных мифов, будь то сплошная коллективизация или сплошная приватизация, тотальное планирование или абсолютно свободный рынок); мистифицирует будущее (призывает жертвовать счастьем и нормальными условиями жизни ныне живущих во имя «построения» утопического счастливого будущего для отдаленных поколений)».

            Отсюда - историческая задача российской интеллигенции и, прежде всего, ее социо-гуманитарной корпорации: наращивание рационального знания о российском социуме и настойчивая трансляция этого знания в общество. Никому и нигде не удалось утвердить демократию в отсутствии необходимого множества демократически мыслящих граждан. Модернизация общественного сознания в форме овладения технико-технологическими знаниями, начатая в ходе индустриализации 1930-1960 г.г., должна быть продолжена. В XXI в. в стенах высшей школы студенты должны получать не только профессиональные знания для решения технических проблем. Но также, как советовал Сперанский, получать «образование гражданское», позволяющее рационально-критически осмысливать сложнейшие социально-политические проблемы развития России. Со студенческой скамьи молодежь должна отчетливо знать: без реальной политической конкуренции невозможно создать эффективную систему стратегического национально-государственного управления, а потому - и обеспечить поступательное, восходящее развитие общества.

__________________________________________________

[1] Государственная бюрократия:  кто ее учил, если не интеллигенция?
[2]
Ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук, англичанин Т.Шанин в одном из своих выступлений отметил: «Одной из особенностей России, которая особенно  видна мне как иностранцу, является та мера, в которой российская интеллигенция думала через литературу - больше через литературу, чем через социальные науки. В XIX веке очень многое из того, что в англосаксонских странах определялось через социальные науки: социологию, экономику и так далее, в России определялось через русскую литературу»  (Шанин Т. Лекция «История поколений и поколенческая история России». Прочитана 17.03.2005г. в дискуссионном клубе Интернет-портала «Полит.ру»,  http://www.polit.ru/lectures/2005 /03/23/shanin.html).
[3] Как писал Ключевский:  «Забота политики… XVIII-XIX века - поставить народное образование так, чтобы наука не шла дальше указанных ей пределов, не перерабатывалась в убеждения». (Ключевский В.О. Афоризмы. Цит. по сб. Из русской мысли о России.  Автор - составитель Янин И.Т.Янтарный сказ, Калининград, 2002. С.267).
[4] По мнению Маслова, выходца из крестьян, сумевшего получить экономическое образование, оно жило представлениями XV-XVI в.в. (Маслов П.П. Аграрный вопрос в России. Т.2. Кризис крестьянского хозяйства и крестьянское движение. БИ, СПб, 1908. С.73).
[5]
Пивоваров Ю.С. Истоки и смысл русской революции // Правовая и политическая культура России: прошлое, настоящее, будущее. Новосибирск, СИБАГС, 2008. С.62,56.
[6] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-изд. Т.12. М., 1960. С.701.
[7] Герцен А. Письма издалека: Избранные литературно-критические заметки. М., 1984. С.208.
[8] Кавелин К.Д. Собр. Соч.: В 4 т. СПб. 1897-1900. Т.1. Стлб. 945, 154. 
[9] Ключевский В.О. Неопубликованные произведения. М., 1983. С.363.
[10] Ключевский В.О. Афоризмы за 1911г. Цитируется по сб. «Из русской мысли о России. Автор-составитель. Янин И.Т. «Янтарный сказ», Калининград, 2002. С.267. 
[11] Гершензон М. Творческое самосознание // Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1909. Сборник подвергся критике со стороны различных групп русской интеллигенции. 
[12] Выразительная иллюстрация - напыщенная толпа высших государственных сановников на картине Репина «Заседание Государственного Совета Российской Империи» (1901г.). Каковы судьбы этих людей спустя всего 17 лет?
[13]   Прецедент - демократическая трансформация оккупированных Германии и Японии после 1945г., потребовавшая только для восстановления довоенного уровня экономики порядка 10 лет.
[14]   Надо полагать, итоги 2000-2007г.г. весьма разочаровали сторонников подобной  точки зрения.
[15] Советского массового высшего образования (только инженеров к концу советского периода насчитывалось около 10 млн. чел.), оказалось явно недостаточно, чтобы предотвратить провал России на траекторию экономической деградации и социального неблагополучия.

[16] Сатаров Г. Итоги российской трансформации // Россия 1993-2008: итоги трансформации. М., МШПИ, 2009. С.37.

[17] Паин Э. Предварительные итоги эволюции национального вопроса в России // Россия 1993-2008: итоги трансформации. М., МШПИ, 2009. С.147.
[18] Недаром хорошо информированный председатель КГБ СССР Ю.Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем».
[19]Академик Г.В.Осипов является президентом Российской социологической ассоциации.
[20]Осипов Г.В. На рубеже веков. Социально-политические императивы реформ //Глобальный кризис западной цивилизации и Россия. ИСПИ РАН, URSS, М., 2008. С.181, 182.  

                                                                                                                                             
    
©С.Магарил    
НАЧАЛО                                                                                                                                                                                       ВОЗВРАТ

                                   Публикации и об авторе - в Тематическом Указателе в разделах "Социология"