ВОЗВРАТ                                             

 
      
Декабрь 2009, №12      
     
Заметки военного обозревателя_                                              Марк Штейнберг         
      
 АФГАНИСТАН – МИРАЖ ПОБЕДЫ                                      
                 

         Начало декабря ознаменовано ожидаемой сенсацией: президент Барак Обама огласил свое решение увеличить численность американского экспедиционного корпуса в Афганистане на 30 000 военнослужащих. Таким образом, к концу 2010 года этот корпус, в сущности превратится в полевую армию 100 000 состава.
          Наращивание группировки союзных восйк мотивировано развернувшимся с весны 2009 года наступлением трех формирований исламских партизан, сосредоточенных в пакистанском Вазиристане. Накал атак Талибана нарастал в течение всего года, не снизился и сегодня. Основная группировка талибов действует в провинции Нангархар. Здесь оперируют три отряда численностью более 3 тысяч боевиков каждый. Еще четыре группы, ориентировочно - менее крупные, действуют в других юго-восточных провинциях Афганистана. Они совершенно открыто входят в кишлаки, убивают представителей кабульской власти. Но и кроме них, гораздо большее число талибов рассредоточено по всем населенным пунктам этих провинций среди местных жителей и, ничем от них внешне не отличаясь, активно участвуют в боевых действиях.
         Информационные агентства Европы в один голос отмечают, что количество и масштаб боестолкновений растет, гася надежду на то, что восьмилетние усилия и затраты в миллиарды долларов на стабилизацию Афганистана приведут наконец к желанному результату. До 2007 года повстанцы делали упор на минную войну и террористов-смертников, а также уничтожали сторонников оккупантов из числа религиозных старейшин, племенных вождей, чиновников и полицейских. Это в некотором смысле “расхолодило” американцев, явно недооценивавших тактическое мастерство талибов. Однако теперь талибы стали применять более активные способы ведения партизанской войны, атакуя, маневрируя в горах и устраивая засады. Все это говорит о том, что они значительно окрепли. Афганские боевики все чаще прибегают к тактике иракских экстремистов - закладывают фугасы и бомбы и атакуют не только караваны с грузами для военных баз, но сами базы и гарнизоны натовцев. Более того, не оставляют в покое и Кабул.
           В начале октября 2009г. командующий силами НАТО в Афганистане американский генерал Стэнли Маккристал заявил, что для победы над талибами требуется еще 40 тыс. американских военнослужащих, ибо на востоке страны число атак возросло на 40% по сравнению с 2008 годом. По его словам, с войсками воюет сегодня целый террористический "синдикат", куда входят не только талибы, боевики "Аль-Каиды", но также радикально настроенные афганцы и пакистанцы, арабы, персы, узбеки и даже чеченцы, которые прибывают из-за рубежа.
           Символично, что наращивание американского контингента приурочено к весне. Да, прежде активные боевые действия не велись зимой. Потому что закрытые снегом перевалы исключают возможность проникновения талибов из Пакистана по горным тропам. Кроме того, их передвижения в отсутствие естественных маскировочных емкостей - так называемой «зеленки» - легко раскрывались воздушным наблюдением. Однако они не прекратились зимою этого года, значит большинство талибанских отрядов не ушли в Пакистан, остались и находятся в местных кишлаках и городах. Возможно - ситуация повторится и грядущей зимой.
           В условиях значительного обострения военной ситуации в Афганистане президент Обама не раз заявлял, что собирается изменить направление главного удара: переместить туда основной фронт «войны против терроризма». Процитирую одно из недавних его заявлений: «...Мы должны понять, что ситуация очень шаткая и требующая неотложных
действий. И я уверен, что Афганистан должен быть главным центром внимания, центральным фронтом в битве против терроризма...». Для этого Обама теперь и принял решение направить в район афгано-пакистанской границы шесть сухопутных бригад, бригаду морской пехоты и два авиакрыла американских ВВС. Таким образом в Афганистане в ноябре 2010 года будут воевать 21 сухопутная бригада и три бригады морпехов.
  
Много это или мало? Вооруженные силы США во всех видах войск на 1 января текущего года насчитывали 1млн. 450 тыс. военнослужащих. Но афганская их группировка в основном сухопутная. Следовательно, после нового пополнения она превысит 20 процентов нашей 500 - тысячной сухопутной армии. Но и это еще не характеризует ее реальной оперативной мощи, потому что всего армейских бригад сегодня насчитывается 66, морской пехоты - 6. Иначе говоря, президент Обама решил сосредоточить в Афганистане более трети сухопутных и половину бригад морской пехоты.
        Однако же кроме американцев, в Афганистане находится около 50
000 военнослужащих Международных сил содействия безопасности (англ. - ISAF), действующих под эгидой НАТО. В состав ISAF входят представители 39 стран: 28 членов НАТО и 11 не входящих в Альянс. По состоянию на 17 ноября 2009 года потери международной коалиции в ходе операции «Несокрушимая свобода» (в Афганистане) составили 1513 военнослужащих погибшими. Наибольшие потери понесли войска трех стран: США (915), Великобритания (234), Канада (133). Воинские контингенты остальных 36 стран потеряли 229 солдат и офицеров.
          Объясняется такая диспропорция боевых потерь не только меньшей численностью этих контингентов, но и дислокацией их подразделений. Германский бундесвер, составляющий четвертую по численности силу ISAF, взял под контроль относительно спокойные северные провинции Афганистана вплоть до границ с Туркменией, Узбекистаном и Таджикистаном. И все эти провинции удалены от границы с Пакистаном, где идут основные боевые операции.
          Но и кроме того, хотя вооруженные силы НАТО продемонстрировали тактические знания и показали, что повстанцы не могут тягаться с ними в прямых столкновениях, недостаточная подготовленность их к проведению операций в условиях и обстановке Афганистана, её очевидная нефункциональность предоставили врагам значительные возможности и рычаги для политического и стратегического маневрирования. Большинство европейских подразделений (за исключением Великобритании) не подготовлены для борьбы против моджахедов, а некоторые, вообще не имеют оснащения для ведения войны за рамками национальных границ.
         Вот и получается, что в основном ведут вооруженную борьбу с Талибаном подразделения армий США, Великобритании и Канады. Между тем, их задачей является полное перекрытие всей афгано-пакистанской границы и борьба с террористическими вылазками талибов не только на территории Афганистана , но и в Пакистане. Реально ли это, если граница с Пакистаном - так называемая «Линия Дюранда» - имеет протяженность около 2 600 км. и более 70 % ее приходится на высокогорье массива Гиндукуш? Перекрыть ее - исходя из советского опыта - затея абсолютно бесперспективная.
           Что же касается борьбы с талибами в автономных территориях Пакистана Северный и Южный Вазиристан, где они и обосновались с 2001 года, то пакистанский президент Асиф Зардари недавно заявил: «...Любая попытка США нанести удар по территории Пакистана встретит адекватный ответ со стороны национальной армии...». Еще одно недавнее высказывание Главкома генерала Ашрафа Кияни процитировала пресс-служба Минобороны: «Армия будет защищать суверенитет и территориальную целостность Пакистана всеми имеющимися в ее распоряжении средствами...». Сегодня там действует спецназ и атакуют дроны. Но усиление таких акций грозит превратить ситуацию в Пакистане в неконтролируемую. Страну может захлестнуть новая волна террора и насилия, а правительство президента Зардари ничего не сумеет поделать с этим. Его слабость подтверждается недавним сообщением пакистанских СМИ: «Президент Пакистана Асиф Али Зардари отказался от контроля над ядерным арсеналом страны, передав полномочия премьер-министру Юсуфу Разе Гилани».
       В Исламабаде небезосновательно увязывают участившиеся атаки ударных беспилотников с заявлением председателя Объединенного комитета начальников штабов армии США адмирала Майкла Маллена о «новом, более широком подходе» к ведению антитеррористической операции в Афганистане, предусматривающем, помимо прочего, «действия по обе стороны афгано-пакистанской границы». Это заявление напрямую связано с намерением президента Барака Обамы переместить направление главного удара в Афганистан.
        Здесь, однако, возникает весьма острая проблема снабжения значительно увеличивающегося контингента. Воздушными воротами в Афганистан является авиабаза «Манас», через нее переправляются войска и грузы, там происходит дозаправка самолетов. «Манас» сегодня принимает до 4 большегрузных самолетов США. Пентагон планирует еще расширить ее в связи с решением увеличить число военнослужащих в Афганистане.
           Недавняя перспектива потери этой базы заставила американцев вновь обратиться к Туркмении, где они еще в 2005 году, после закрытия авиабазы в узбекском Ханабаде, высмотрели крупный аэродром «Мары-2». Этот аэродром был крупнейшим военно-стратегическим объектом в СССР.
           Но переговоры с Туркменбаши Ниязовым закончились ничем. Сегодня же ситуация кардинально изменилась. Об этом президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов заявил в ходе встречи с командующим Центральным командованием Вооруженных сил США генералом Дэвидом Петреусом, который посетил Ашхабад в начале февраля с.г. Он выразил готовность не только предоставить «Мары-2» американским военным, но и открыть на своей территории тренировочные лагеря для подготовки натовских миротворцев, а также разместить склады и тыловые базы для снабжения войск НАТО.
         Кстати, расширение баз вызвано не только перспективой увеличения военного контингента в Афганистане. К этому Пентагон вынуждают участившиеся с прошлого года нападения талибов на основной маршрут, через который переправляются сейчас в Афганистан грузы, доставляемые морским путем в пакистанский порт Карачи. Этот канал
поставок, работает все хуже. В конце августа власти Пакистана временно перекрыли его, потому что талибы обстреляли пакистанских военных на границе. Потом они взорвали мост в Хайберском проходе - стратегической артерии, как в свое время перевал Саланг для советских войск. Теперь на границе - многокилометровый затор из сотен грузовиков.
  Как видим, напряжение в коммуникациях возросло многократно, увеличив расходы на их оборудование, содержание и охрану. Есть данные, что содержание одного солдата в Афганистане обходится в 1 млн. долл. Что, естественно, отражается крайне негативно на экономической ситуации в США, и без того нерадостной из-за глобального экономического кризиса.
         Наконец, в Пентагоне сегодня усиленно обсуждают вопрос о формировании племенной милиции, вооружении «дружественных» Кабулу этнических кланов и племен. Такая идея, мягко говоря, вызывает недоумение. На территории страны располагаются пять исторически сложившихся регионов, находящихся в границах проживания основных этнических групп страны: таджиков, узбеков, туркмен, хазарейцев и пуштунов.
           Каждый из этих регионов уже имеет свои вооруженные формирования, которыми
руководят выделившиеся за десятилетия гражданской войны командиры. Они фактически являются и политическими лидерами своих племен, кланов и целых этносов, вытеснив с этих позиций прежних религиозных авторитетов.
 
  В целом Афганистан - мусульманское государство. Однако этнические группы, населяющие его, принадлежат к различным исламским конфессиям. К примеру, таджики и узбеки - умеренные сунниты, а среди талибов распространен ваххабизм - крайне агрессивная ветвь средневекового ислама. На северо-западе, в Герате, господствует шиизм - конфессия, преобладающая в Иране. А в Бадахшане рапространен исмаилизм - вероучение , признающее пророком живого человека Ага-хана.
           Даже и самый крупный этнический регион страны - пуштунский - не следует считать достаточно монолитным. По весьма приблизительным подсчетам, в Афганистане обитают около 170 пуштунских кланов, а уж сколько в их составе родов - не знает, пожалуй, никто. Но каждый род, клан, племя, имеет своих вождей, шейхов и других, вполне харизматических лидеров. Сегодня это почти сплошь полевые командиры. И большинство из них - не номинальные военачальники, а руководители до зубов вооруженных отрядов.
          На таком фоне говорить о подчинении всего сонма полевых командиров центральному правительству не приходится. Никого из амиров и шейхов это правительство не назначало, оно не располагает не только полноценной инфраструктурой, но и хоть сколько-нибудь надежными средствами управления и связи. Какие, в этих условиях, может Кабул отдавать распоряжения милиционным формированиям и в силах ли он контролировать их выполнение? Ведь Кабул не располагает войсками и полицией, способными эффективно повлиять на ситуацию, даже в одном из регионов страны. Потому - то боевые отряды подчиняются только своим командирам, а не центральному военному руководству.
           Карзай так и не сумел создать в Афганистане действенной структуры управления, страна фактически неподконтрольна правительству в Кабуле, что развязывает руки боевикам Талибана. Так что, перспективы создания неких вспомогательных милиционных отрядов для борьбы с ним, скорее всего нереальны.
         
 Вернемся, однако, к надеждам руководства США, которые возлагает оно на столь масштабное пополнение сил ISAF, после прибытия которых они сравняются численно с «ограниченным» советским контингентом, оккупировавшим Афганистан в 80-х годах прошлого века. Этот контингент составляли соединения и части 40-й армии Туркестанского военного округа и управлялись они из штаба этой армии в Кабуле. Как понимаете, управлять разноязычными и разномастными подразделениями 39 стран невпример сложнее и нерезультативнее.
         В отличие от проблем, связанных со снабжением и пополнением резко увеличившегося контингента ISAF, базы всех видов, центры подготовки пополнения 40-й армии находились за Аму-Дарьей и Пянджем и плечо подвоза составляло не более 350 км. по шоссе.
           И тем не менее, несмотря на такие вполне очевидные преимущества, пришлось Советам после 9-летней оккупации убираться восвояси.
            А теперь, вопрос: целесообразна ли в создавшейся военно-стратегической ситуации дальнейшая эскалация военного присутствия США и НАТО в Афганистане? Может ли она привести к победе? Имеется ли хотя бы мизерная надежда на то, что в этой стране удастся заморскими штыками искоренить тысячелетние традиции ненависти к пришельцам, усмирить племенную междуусобицу, превратить воинственные кланы в мирных землепашцев, вырашивающих не сырье для героина, а рожь и рис?

P.S. В данном материале затронута лишь пакистанская проблема, весьма важная, даже
- определяющая, если речь идет о судьбах операции «Несгибаемая свобода». Тема эта, однако, достойна углубленного освещения, что я собираюсь сделать в следующем очерке.

                                                                     ©М.Штейнберг  

Фото:
http://www.vasi.net/community/kartinki/2009/10/10/amerikanskie_vojjska_v_afganistane.html
http://www.ferghana.ru/article.php?id=5877

НАЧАЛО                                                                                                                                                                                   ВОЗВРАТ

Предыдущие публикации и об авторе - в Тематическом Указателе в разделах "Загадки цивилизации", "История", "Военно-аналитические обозрения"