ВОЗВРАТ                                             

 
      
Январь 2011, №1        
  
      Прозаические зарисовки__________         
 Щербинин Владимир        
                                                 
                                
                  

                                                         Улицы Иркутска

             Сегодня пришлось побродить по Иркутску. Мороз, белая мгла. Солнце запуталось в ватных облаках. Город еще не отошел от праздничного похмелья. Настроение плохое (может, утром переел за завтраком).
            Бросались в глаза названия улиц. Любили раньше градоначальники воспевать революционное былое: улица Желябова, Пролетарская, Декабрьских событий, Бабушкина, Марата, Польских повстанцев, Красноармейская, Халтурина, Володарского, Октябрьской революции, Урицкого, Литвинова. Этот барабанный бой можно продолжать, и продолжать, и всё это в центре города.
             Вот стоит дом на улице Польских повстанцев, в нём жила моя знакомая, с которой я лет тридцать назад крутил любовь. То была хрупкая девушка из семьи преподавателей вуза, иногда мы с ней делали пробежки по набережной Ангары.
            Не успел я вспомнить это, как увидел её. Она шла из магазина с покупками, солидная дама в норковой шапке. Сделала вид, что не узнала меня.
             Вот дом на улице Декабрьских событий. Здесь жила моя знакомая художница. Я как раз в то время развелся и с мешком картошки перебрался к ней на временное проживание. (Сейчас она живет в Омске.)
             Вот дом на Пролетарской. Здесь в тесной комнатушке коммунальной квартиры жила спортсменка Лена. Моё жилье находилось недалеко.
              Вот дом на улице...
              Революционные названия улиц у меня вызывают совсем другие ассоциации.


                                                                  В Грузии

            В Грузию первый раз я приехал на поезде из Сочи. Из окна вагона можно было видеть горные реки, дома с террасами, которые гармонично вписывались в местную панораму.
             Тбилиси - удивительный город, многие улицы выложены каменным булыжником (еще с XVIIIв.), фасады домов отделаны розовым туфом, многочисленные фонтаны, скульптуры, памятники национальным героям, ночная жизнь, красивые женщины... Я не видел ни одного пьяного, хотя вина там много, в том числе и очень дешевого и в большом количестве, при желании можно пить с утра до вечера.
            Тбилиси - это музей под открытым небом. Там много интересного и диковинного: воды Логидзе, Черепашье озеро, кладбище Вакке, разнообразие вин, чача (виноградная водка), национальная кухня, грузинское гостеприимство...
            Уже в первые часы приезда у тебя появляются новые друзья (монахи, художники, таксисты), и ты уже с ними общаешься, пьешь вино, ведешь беседу.
          На следующий день я отправился в институт психологии им. Д.Н.Узнадзе. В приемной секретарша сказала, что директор занят, у него посетители и много работы, что он меня не сможет принять. Когда я сказал, что из Сибири, - меня сразу приняли. Состоялась длительная душевная беседа. Директором оказался мужчина пятидесяти лет, лысый, с орлиным профилем и пронзительным взглядом. Его звали Шота Александрович Надирашвили.
            Он интересовался, как мы живем, БАМом, нашей природой, какой у нас климат, какие бывают морозы, нашим образом жизни... Я рассказал о своих планах, что занимался психологией, изучал и работы грузинских психологов Узнадзе, Прангишвили, Нотадзе... Сказал, что подготовил научный труд, и спросил можно ли защитить диссертацию в Тбилиси.
            Директор ответил, что всё будет зависеть от уровня работы и моей подготовки. И что надо еще предварительно сдавать экзамен, чтобы подтвердить уровень. Шота Александрович показал на круглый большой стол, за которым мы сидели, и пояснил, что это стол основателя школы грузинской психологии - Дмитрия Николаевича Узнадзе...
            Защита проходила при большом количестве людей, собралась профессура из других университетов.
           Перед защитой ученый секретарь, молодой парень Акакий, принес какие-то бумаги для заполнения, сообщил, что многие еще не пришли, ибо у них считается хорошим тоном опаздывать, мол, человек очень занят и не может везде успеть вовремя. Предложил национальные вкусные пирожки с острой мясной начинкой, но мне было не до пирожков - волновался...
           После защиты мой оппонент Зураб Бигвава привез хорошего вина, накрыли богатый стол. Я сидел в окружении новых друзей, напряжение спало, был очень им благодарен - одна поставленная цель достигнута.
           Шота Александрович вызвал главного бухгалтера института и велел мне помочь, так как мною истрачены деньги на гостиницу, дорогу...
          Мне выдали запечатанную пачку денег, на которые я купил не только билет на самолет через Москву до Иркутска, но и много подарков - платье жене, игрушки детям, овечьего сыра (в Иркутске в то время не было никого), язычковой колбасы, рюкзак вина (в камере хранения Москвы мне его ополовинили). Себе - карманные часы, на крышке которых были выгравированы волки, бегущие по лесу.
           В следующий раз по Грузии я путешествовал с женой. В Иркутске мы познакомились с грузинской девушкой Дали Габисония, она жила в городе Зугдиди, оставила нам адрес и просила обязательно приехать, когда будем в Грузии.
           Вначале мы посетили древнюю столицы Грузии - Мцхету (основана в I тысячелетии до нашей эры). Там в усыпальницах покоятся былые правители - царица Тамара, другие члены династии Багратионов.
           В Зугдиди приехали рано утром поездом. Когда искали улицу Папанина, где стоит дом Дали и ее отца, под ногами хрустели многочисленные яблоки, груши, сливы. Дворники разметают эти вполне спелые и съедобные плоды курчавыми вениками с тротуаров, чтобы не мешали ходьбе.
           Дали не ожидала нашего приезда, искренне обрадовалась, позвонила отцу на работу. Это был небольшого роста, обаятельный простой человек, он сразу расположил нас к себе. Мы ощущали их теплоту, радушие и чувствовали себя как дома.
           Как раз в это время была пора сбора винограда, и я стал помогать собирать спелые гроздья, но отец вначале возражал: соседи могут подумать, что заставляют гостей работать. Я убедил его, что мне это очень интересно и что я не могу сидеть без дела.
           Дали попросила Свету не ходить в брюках по улице, поскольку у них не принято женщинам выходить в таком виде, и мы достали платье.
           Нам решили показать местную природу, своих родственников, и мы в маленьком рейсовом автобусе поехали в отдаленное селение.
           Узкая дорога вилась по дну ущелья, с обеих сторон наступали горы, густой лес, водопады... На одной остановке в автобус впорхнули две молодые женщины, которые сразу привлекли мое внимание. Хотя они были одеты так же, как и местные грузинки, - в длинные черные платья, всё же отличались грациозными движениями, горделивой осанкой; изящные головки, непривычно длинные шеи. "Горные дикие лани", - подумал я.
            Тихо спросил у Дали: "Кто это такие?"
            - Это черкешенки, они живут в горах, - сказала Дали.
           Родственники её жили в доме на сваях, хотя кругом не было воды. Так раньше строили дома по всей Грузии. Посреди дома стоял камин. Никто из родственников не понимал по-русски, переводчиком выступала Дали.
           Крепкая виноградная водка и вино сделали свое дело - из процесса общения я вскоре выпал до утра.

26.01.2007г.

                                                    Кто и как спит ночью

           Говорят, что во сне люди спят, как дети, забывая о своем положении, статусах, должностях, становятся похожими друг на друга. Может быть, так оно и есть, а может, и нет...
            Примадонна Алла Борисовна спит не совсем комфортно - мешают многочисленные пластические операции и подтяжки. Её бывший муж Филлип спит крепко. Милиция нашла и вернула ему похищенные очень дорогие часы (об этом даже несколько раз сообщали по центральному телевидению), оснований для беспокойства нет.
            Палестинские боевики ночью не спят - замышлляют, как изготовить ракеты "Кассан" и запустить их на израильскую территорию, поэтому и на израильской стороне не все спят, хотя стоит ночь, надо выявить места запуска этих ракет и нанести ответный удар.
           Николай Валуев спит крепким сном, вытянув длинные ноги (ему изготовили кровать по спецзаказу). Спит крепко, потому что в здоровом теле - здоровый дух. А здоровый дух требует нормального отдыха.
           Владимир Владимирович спит спокойно, свернувшись клубочком, потому что дела идут хорошо, национальные проекты претворяются, кроме того, государственная ноша вскоре будет передана своему преемнику.
            Николай Патрушев спит урывками: должность не позволяет.
          У Александра Лукашенко тревожный сон, американцы ни днем ни ночью не оставляют намерений навести в Белоруссии порядок на свой лад.
          Некоторые мэры и губернаторы спят плохо, развернута компания по борьбе с коррупцией. Тут уж не до сна.

03.02.2007г.

                                                  Иркутские проститутки

           Теперь я хорошо понимаю Лотрека. Когда возникает идея написать обнаженную женщину, кроме этой идеи нужна сама женщина. Натурщицами для художников часто выступают их жены, подруги, подруги подруг... Что же делать, если подруги уже отображены на холсте и уже малоинтересны в этом отношении? Даешь объявление, что художнику нужна натурщица. Здесь возникает ряд проблем: профессиональных натурщиц мало, и они заняты в художественном училище.
            Те же, кто отзывается на твое объявление, не всегда тебя устраивают: не те внешние данные, требуют слишком большой оплаты, не соглашаются позировать в обнаженном виде, назначают неприемлемое для тебя время или выдумывают другие заморочки. Что поделаешь - женщины часто бывают капризны. С другой стороны, ты сам не всегда в том состоянии, чтобы заниматься творчеством, может напасть хандра, да мало ли чего еще. Одним словом, одна морока.
           Я нашел выход - вызывать по телефону представительниц древнейшей профессии.            Какие здесь преимущества? Ты можешь получить натурщицу в любой день и час. Привозят не одну, а несколько девушек, и выбираешь ту, которая соответствует твоим планам.
          Когда предлагаешь раздеться и позировать, это вызывает вначале удивление. С этими девушками не возникают проблемы, они принимают любые позы и положения, нет и психологического барьера. Делаешь наброски, ведешь беседу. Среди них встречаются интересные натуры (чувство юмора, развитый интеллект), но это, скорее, исключение, чем правило.
            Несколько лет назад у меня был знакомый - актер драмтеатра им. Охлопкова - Стас. Он откликнулся на мою просьбу и помог мне. Его коллеги - молодые актрисы театра какое-то время мне позировали. С ними было легко и интересно работать.
         В процессе творчества между художником и натурщицей устанавливаются своеобразные отношения (имеется в виду те натурщицы, с которыми у художника не было близости). Такие отношения свойственны только такому дуэту и имеют свои нюансы. Это какая-то игра по своим негласным правилам между обнаженной женщиной и мужчиной, которые остаются вдвоём и играют свои роли. Мужчина играет роль художника, ему надо нарисовать увиденное, возникающие желания он не может ни проявить, ни реализовать. Это вытекает от изначальных условий - женщина приглашается для работы: позирование, и не более.
           Хотя у них отношения ограничены этими условиями, здесь также есть место для маневра. Испытать желание, страсть, не показывая её - ни словом, ни жестом, ни взглядом. Диалог идет, скорее всего, на интуитивном уровне, идёт очень тонкая игра.
          С девушками по вызову нет такой игры, там все просто и открыто. Я хорошо понимаю Лотрека, он много и плодотворно работал с куртизанками из Мулен Ружа.

06.02.2007г.

                                                                      Отец

          Мы с отцом стояли на невысокой горе, покрытой травами и лесной клубникой; вдали виднелись другие горы, березовые рощи, щебетали птицы, солнце согревало всех, был удивительный летний день, всё дышало гармонией и радостью.
           Отец, смотря вдаль, грустно сказал, что прошел еще один год (мы с ним не виделись с прошлого лета) и что всё ближе к закату, что вся эта красота останется, а его уже не будет.
В словах ощущались скрытая боль, отрешённость и какая-то безысходность.
          
Я почувствовал, что он об этом часто думает, но со мной о смерти говорил впервые. Я стал говорить, что он будет жить в нас, в своих детях и внуках, и смотреть на мир нашими глазами.
           На мои слова он ничего не ответил, только посмотрел на меня. Я так и не понял тогда, о чем он подумал в тот момент.
          После моей последней поездки домой (это было зимой) отец вышел меня провожать. За воротами ограды молча плакал. Я прижал его к своей груди. Он никогда не проявлял так свои чувства ко мне. Казалось, что я успокаиваю своего ребенка, мне было его очень больно видеть таким. Он, видимо, чувствовал, что мы расстаемся навсегда.
          Больше я своего отца не видел, он умер ночью от сердечного приступа, на его похороны я не успел приехать (самолёты не летали, а поезд шел около двух суток), стояла сильная жара, и похороны не стали затягивать.
           Воинствующий атеизм был частью обучения при получении диплома преподавателя физики. Например, наc тренировали, как незаметно поворачивать голову, чтобы запоминать и подсчитывать количество верующих, когда посылали в церковь для прохождения практики. Я был убежденным неверующим до одного дня...
           Как-то по ночам я стал испытывать не просто кошмары, а какое-то воздействие, которое вызывало необоснованную тревогу и которое не походило ни на одно из ранее пережитых. Так продолжалось две или три ночи. Я не мог в этом разобраться и делился утром со своей дочерью, говорил, что со мной что-то происходит ночью. Это были не просто сновидения или плохой сон, скорее всего ощущения, что ночью я не один, и это пугало меня.
           В следующую ночь произошло общение с душой отца. Находясь во сне, я ощутил сильное воздействие, на меня обрушился поток энергии. Позднее я часто возвращался (и возвращаюсь) к этому случаю, пытаясь его проанализировать: характер и природу этой энергии, свою оценку и реакцию... Было явное ощущение, что это был отец, что он был очень и очень далеко и одновременно рядом). Энергии было так много, что я почувствовал себя мелкой и незначительной песчинкой, ощутил небывалую мощь мироздания. И я был благодарен отцу, что ему удалось сообщить о себе. Сделать это, видимо, ему было трудно.
            Что это была за энергия? Она не воспринималась ни кожей, ни слухом, не давала ощущения тепла, это была непонятная энергия, которая шла с огромного расстояния, и несла информацию. Тогда мне привиделся сон, что отец за матовым стеклом, упираясь ладонями в него, пытается меня увидеть и что-то передать, но его лица я не видел. Я понял, что он ищет меня...
            Какие можно сделать выводы?
            После общения с душой отца у меня некоторое время отсутствовало чувство страха, исчез ли инстинкт самосохранения, тревога, я был убеждён в бессмертии, была легкость и беззаботность.
             Отцу не довелось быть в моей новой квартире, но тем не менее он нашёл меня. Для общения душ не играют роли местоположение и расстояние (даже рыба, родившаяся из икринки, находит путь через тысячи километров океана до места рождения своих предков).
Контакт с душой отца произошел через полгода после его смерти.
             Можно предположить, что этот эмоциональный шок был вызван переживаниями, связанными с потерей отца. Но мать я любил не меньше, она умерла раньше отца, однако подобного я не испытывал.
           Многие явления невозможно понять логикой, они за гранью человеческого понимания, но они есть.

05.04.2003г.
                                                                                                                           
                        ©В.Щербинин

НАЧАЛО                                                                                                      
                       ВОЗВРАТ