ВОЗВРАТ                             

      
Апрель 2002, №3       
 
   Документальный                            очерк_____________________________________________    
 
   

 

    

        Об этой судьбе и женском пути - уникальном за всю историю Второй мировой войны - мне хочется  рассказать, памятуя две простые, на мой взгляд, определяющие истины. Первая -  всем в мире движет Любовь, которая созидает. Вторая - для народа в целом. - Униженный и гонимый, еврейский народ нередко поддерживал новые социальные веяния и течения, был на передовом краю всего происходящего, искренне веря в то, что придет, наконец, долгожданное Избавление. В этих испытаниях и муках, на тернистых путях к своему  Избавлению, наш народ достигал высот нравственности и несгибаемости духа, человеколюбия и исполненного долга - того, что и составляло суть истинного Избавления...    

 

 

 

 

 

                                                                                 Геннадий Меш 

                            Ей было только двадцать   

         Двадцать лет. Много ли это?
       Созданная жить, она находилась среди врагов, чтобы уничтожать, чтобы мрак сменился светом и снова была жизнь.
        В минуту смерти она не предала друзей, ни о чем не просила врагов. Фашисты так и не узнали, что в жестокий бой с ними вступила представительница народа, который они обрекли на полное уничтожение. 
 

       Она родилась в Киеве, в большой и дружной еврейской семье, - пятый, предпоследний по счету ребенок - Таня. Детство и юность не баловали излишествами. Ее роскошью было общение с друзьями и близкими. А еще - музыка, которую в доме любили все. Отец, Иосиф Маркус, в прошлом военный музыкант, сумел привить эту любовь детям. В семье часто устраивали концерты, в которых дети и родители играли вместе.

      Однажды к ним в дом пришел журналист, чтобы написать статью о счастливой трудовой советской семье, которая уверенно смотрит в свое будущее, где детям привита любовь к труду и безграничная любовь к Родине. После публикации Таня  прочитала о том, как свободно и легко она играет на пианино... - Нет, таким мастерством она не владеет! В порыве чувств хотела разыскать этого журналиста, высказать свое возмущение излишним украшательством...

      Сдержанная и немногословная, прямая в отношениях, Таня всегда радовалась людям. Откуда-то из глубины души ее постоянно влек театр. Сначала занятия в драмкружке, затем в любительской студии у известной актрисы Марии Стрелковой. Хотя жили скромно - в семье (фото) было шестеро детей - никто не упрекал, что чего-то не хватает. Была картошка и селедка. И всегда было весело в этом доме. Люди любили туда ходить.

       Старшие братья Эмиль и Михаил по примеру отца стали военными музыкантами, младший - Шура, по комсомольской путевке едет строить первую очередь московского метро, отличается ударным трудом. Таня тоже романтик: вместе с Диной Черкасской, своей ближайшей подругой, рвется на Дальний Восток строить Комсомольск-на-Амуре. Но болезнь сердца рушит планы. После занятий в школе она снова с детьми - помогает ребятишкам организовывать свой досуг. Таня любит работать с людьми, и не зря ее первой и единственной в жизни мирной службой стала работа железнодорожным кассиром, затем инспектором по кадрам в Управлении Юго-Западной железной дороги. Там встретила свою любовь - Георгия Левицкого.

       ВОЙНА... Опустел дом. Братья - в армии, родители и сестры - в эвакуации. Это ее брат Шура пишет матери с фронта (фото): “Ты воспитала нас, своих детей, быть смелыми, вне зависимости от обстоятельств держать голову прямо. Я тебе скажу так: пока во мне льется твоя кровь и бьется сердце, я буду на своем участке разить фашистских подлецов.”

        Таня ничего не знает об этих словах брата, но мыслит так же. С полпути из эвакуации за ней возвращается отец, чтобы увезти с собой (Таня с детства болела ревмокардитом). Но все уговоры бесполезны - она останется в Киеве бороться с фашистами до конца. Тем более, что такое решение принял Георгий. Отец не в состоянии ни уговорить, ни покинуть Таню, и тоже остается в Киеве. Вместе с Георгием Левицким и Иваном Сикорским ее включают в диверсионную группу, которой руководил член подпольного горкома партии Владимир Кудряшов, тоже железнодорожник.

          Вначале Таня рассказывает людям правду о войне и фашизме, распространяет листовки и одновременно совершает диверсионные акты...
   Август 41-го. Первые дни оккупации Киева. По Крещатику торжественным строем проходят гитлеровские колонны. На балконе второго этажа появляется Таня со своим спутником. Это Георгий Левицкий. В самую гущу “освободителей” летит букет  астр - раздается взрыв: в Танином букете была спрятана самодельная граната...

         Ничего не зная о судьбе Тани, 25 сентября 41-го года брат Шура пишет в письме, адресованном близким: “Наш красавец Киев! Сейчас там хозяйничают фашистские изверги. Там много советских партизан, которые зададут им перца...”

          А по улице Артема с грохотом движется колонна фашитских танков. Из окна ближайшего дома  подпольщики бросают бутылку с зажигательной смесью - в этом не женском деле Таня снова со своими товарищами. Немецкий танк горит. В следующую минуту к дому подъезжает другой танк, разворачивается и открывает огонь по партизанам. Но снова уже из соседнего дома летит бутылка со смесью - подпольщики уничтожают и этот танк.

         Позже, работая продавщицей в продовольственном магазине на площади Толстого, Таня составляет список прикрепленных к магазину фашистских прислужников и передает его руководству подполья. Она - связная подпольного горкома партии.

         А в городе идет повсеместная охота. Ловят евреев. Таня меняет пристанище. Ее приписывает в собственном доме Наталья Григорьевна Добровольская (отдадим дань этой женщине - она бывшая теща Георгия). Там же подпольщики сочиняют Тане легенду, согласно которой она - грузинка, Маркусидзе, дочь князя, расстрелянного большевиками, хочет работать на вермахт, - снабжают ее документами.

     ...Женщины, старики, матери и дети. Молчаливые колонны тянутся к Бабьему Яру. Всего несколько дней понадобилось фашистам со дня вступления в Киев, чтобы запустить в ход гигантскую машину смерти.  ...Пулеметные очереди, крик, стоны жертв. Пожарище человеческих костров. - Брошенные, они остались в городе, руководители которого совсем недавно уверяли, что не бывать в нем врагу и худшего не ожидать...

        Карие глаза, черные бровы и ресницы. Слегка вьющиеся волосы, нежный-нежный румянец. Лицо открытое и решительное. Друзья шутили: Бог собрал всю красоту и отдал ее Тане Маркус (фото). На княжку Маркусидзе засматривались многие немецкие офицеры. И тогда, по заданию подпольщиков, она использует и эту возможность. Ей удается устроиться официанткой в офицерскую столовую, войти в доверие к начальству.

    Блеск королевы и непритязательная скромность крестьянской девушки, новые и новые наряды, цвет волос, прически  - Таня все меняла и меняла, появляясь перед врагами. Немцы с восхищением смотрели ей вслед, наперебой предлагая ей свои услуги, а она подсыпала им в пищу яд, страдая от того, что не может разом уничтожить всю эту нечисть.         

     Легенды о высокородном происхождении оберегали Таню, заставляли фашистов быть вежливыми и учтивыми, нередко льстили.  За ней увязывались ухажеры, а следом шел Георгий, который выручал чего бы это ему ни стоило. И так бывало не раз: показав свой изумруд, подпольщики его мгновенно прятали, расправляясь на месте с врагами. С помощью своих боевых друзей Таня уничтожает высокопоставленных чиновников, эсесовцев, гестаповцев, которые ухаживали за грузинской княжной”, добывает подпольщикам документы, немецкую форму, оружие.

        Ее оберегали от случайных провалов, оставляя для самого сложного. Рассказывает бывший секретарь Киевского подпольного горкома партии 3-го созыва Бронислава Ивановна Петрушко:

       - Однажды подпольщики получили задание уничтожить представителя гитлеровской ставки, прибывшего из Берлина для борьбы с партизанами и подпольщиками. Секретность его миссии, усиленная охрана осложняли задачу. Операция представлялась очень рискованной. Тогда это дело поручили Тане.

        ...Увидев ее, гитлеровский эмиссар “потерял голову”. В этот мрачный особняк за высокой оградой и с усиленной охраной, где он остановился, она входила несколько раз, с каждым разом расширяя для себя свободу действий. Теперь уже охрана выпускала ее из дома одну, без хозяина.  Последний, пятый раз, она пришла туда с браунингом. Первый номер - самый маленький - убить из которого можно только с близкого расстояния...

        Начали ужинать. На этот раз Таня отказалась от прислуги. Хозяйничала сама. Никто их больше не беспокоил. Он сбросил китель, расстегнул ворот рубахи. Улыбнулся. И снова склонился над фужерами. Они выпили. К столу его больше не тянуло. Таня почувствовала на себе тяжелые холодные руки. Она ждала этой минуты. Напряглась, но уже в следующую секунду была сброшена на пол. Немец явно терял контроль и стал придавливать ее своим телом. Таня рванулась куда-то в сторону, быстро вскочила на ноги. Извинительно улыбнувшись, потянулась к спасительной сумочке. Через минуту они снова сидели вместе. Тайм-аут был выигран... Выстрел прозвучал почти бесшумно. Собрав все свои силы, Таня с непринужденным видом прошла через охрану и вышла на улицу.

         Три дня неподалеку от этого дома подпольщики держали “нищего” - своего товарища, инвалида. На третий день “нищий” поздравил своих боевых друзей: из особняка вывезли гроб.

       В старых газетах, посвященных годовщине Великой Победы, я нашел публикации документов о деятельности Киевского подпольного горкома партии. Там были строки и о Тане. Ее работа не осталась незамеченной - из ставки Гитлера летит приказ: “Поймать и казнить. Об исполнении доложить.” Генерал Эбергард, военный комендант Киева, вскоре сообщает: “Напали на след чернявой девушки. Но она исчезла.” (“Киевская правда”, 19 марта 1965г. Из новых документов о деятельности Киевского подпольного горкома партии)

        Судьба была благосклонна к ней до поры до времени. Но с очередного задания подпольщиков не возвращается отец Тани, Иосиф Маркус. Высокопоставленным комсомольским функционером, 1-ым секретарем Киевского горкома комсомола, а ныне подпольщиком Иваном Кучеренко предан Владимир Кудряшов. Гестаповцы одного за другим хватают подпольщиков. Среди них - Георгий Левицкий. Профашисткая газетенка “Нове Українське Слово” в своем номере от 17 июля 1942 года кричит о казни “коммунистических бандитов”. Сердце разрывается от боли, но Таня действует дальше. Теперь она готова на все. Товарищи сдерживают ее, просят быть осторожной. А она отвечает: Моя жизнь измеряется тем, сколько я уничтожу этих гадов...

       И вот... Выполняя задание подпольного центра, Таня увлекла за собой гитлеровского офицера и, проведя переулками к развалинам, застрелила. А к кителю прикрепила записку:

      “Всех вас, фашистских гадов ждет такая же участь. - И ниже подпись. - Татьяна Маркусидзе.”.  Пусть враги знают: за боль и кровь неотвратимо прийдет расплата...

        Круг замкнулся. Руководство подполья приказало ей немедленно покинуть город, идти к партизанам. В своем последнем конспиративном пристанище на квартире у Тамары Галаховой она вспоминает отца. В 19-м, в родном местечке Ромны, что на Полтавщине, под стражей деникинцы вели его в штаб: ох, как хотелось господам офицерам повеселиться под звуки оркестра! Но, несмотря на выстрелы вслед, отец сбежал. Никто не мог заставить этого могучего, добродушного человека играть своим врагам: насилие, погромы, смерть - можно ли забыть все это и следует ли?.. Это его крепкие руки хватали уголовников, помогая и в мирное время очищать город от нечести. - Милый папа, где ты? Сколько добра и пользы ты принес всем нам... Она снова сжимает в руке обрывок “Нового Українського Слова” с сообщением о казни Георгия. - И нет конца ее мукам...

       ...Ее схватили при переправе через Днепр. Лодка, в которой  Таня с Сашей Горобцом переправлялись к партизанам, была схвачена береговой охраной. Соскочив на берег Русановского пролива, они разбежались в разные стороны, но, раненый в ногу, Саша уже не мог бежать. Через мгновение Таня очутилась рядом...
       
Позднее появились строки из донесения начальника немецкой полиции и СД: “Берлин. В главную квартиру фюрера. Киев, 16 октября 1942г.
        В процессе осуществления операции против руководящих членов террористических групп в Киеве была арестована грузинка Татьяна Маркусидзе, рожденная 21 сентября 1921 года в Тифлисе. Она вместе с другими участниками банды бежала из Киева водным путем...”

        И хотя у Тани были документы на другое имя, гестаповцы узнали ее - уж слишком много бед принесла им эта изящная, красивая девушка...

        Когда окровавленную, изувеченную Таню бросили в баню гестаповской тюрьмы для устрашения других заключенных,  она еле слышно прошептала: “Я - Таня. Видите, что они со мной сделали. Очень прошу, если кто-нибудь из вас выйдет отсюда, передайте, что я никого не выдала и не выдам.”

        Нет, ее не расстреляли. Гестаповцы не могли отказать себе в удовольствии зверски замучить отважную девушку. - Ее тело резали, прикладывали к нему раскаленное железо, а она молчала... Правда о Тане все же вырвалась из гестаповских застенков и через одну спасшуюся узницу стала известна ее боевым друзьям. Свидетельством ее героизма стал и тот факт, что после смерти Маркус-Маркусидзе не пострадал ни один подпольщик, которого она знала, немцы так и не узнали ее настоящего имени, ни рода, ни племени. Дело, которому она служила, было для нее дороже ее собственной жизни.

        Победа снова собрала Маркусов в Киеве. Нет отца, Тани, брата Шуры. В последнем письме, полученном от Шуры 30 января 1942 года, были такие слова: “Завтра, в десять утра, направляюсь военным комиссаром одной части громить проклятых фрицев. Мне придется быть в глубоком тылу врага, спать в лесу на снегу. Мне оказана этим Великая Честь. Доверие я оправдаю. Одно скажу, жизнь за наше дело не пожалею, но безрассудно ее не отдам.” (фото1) (фото2)   

      И этот февральский день под Смоленском настал. О тяжелейшей схватке с врагом писала газета "Красная звезда" в статье Б.Короля от 12 марта 1942 года. “Воевали не числом, а уменьем”. Из фотокопии наградного листа Шуры: “В бою проявил геройство. Был всегда в трудных местах, с утра и до позднего вечера сражался среди бойцов. Вдохновлял их на бой против врага. Личным примером увлек бойцов в наступление и только в последний момент погиб, прикрывая отход ячейки управления.” Старший политрук Абрам Маркусов был представлен  командованием к званию Героя Советского Союза. А на представлении - сухая, ничего не объясняющая резолюция: “Орден Кр.Знамени.” (Архив ВМ СССР. Пор.№ дела 279. Опись №682524, л.49)

         А до изгоревавшейся семьи уже дошли слухи: Таню видели с немцами. Толкуют об измене, советуют родственникам поскорее убираться из Киева. Не верит в измену семья, не верит мать. И только позже им стали известны строки из отчета Киевского подпольного горкома КП(б)У: “Смелая, бесстрашная комсомолка Таня Маркус (кличка - Маркусидзе), активная участница истребительно-подрывной организации самолично уничтожила десятки немецких солдат и офицеров, предателей... Выполняла самые ответственные задания организации по подготовке диверсий...” (Партархив Киевского обкома КП Украины. Ф.1, оп.1-2, д.102, л.л. 133-136)

        И вот награды Тани: медали “Партизану Великой Отечественной войны”, “За оборону Киева”... И – многократные, одинаково безрезультатные обращения многих людей с просьбой пересмотреть вопрос о награждении Татьяны Маркус, назвать ее именем одну из улиц города. Но... молчали партийные, молчали советские органы. А пионерская дружина 44-й киевской школы, в которой Таня Маркус проучилась с первого по восьмой класс, была названа именем Лизы Чайкиной... Кто-то, наделенный властью, в очередной раз вершил политику замалчивания одних имен и избирательного возвышения других.

           Как поздно приходит признание и пришло ли оно?

         К мемориальной доске, с величайшим трудом, наконец-то установленной на фасаде школы, в которой училась Таня Маркус, уже потянулись чьи-то руки, чтобы сорвать, сжечь, во что бы то ни стало уничтожить светлую память о ней. Чьи это руки? Тех, кто проливал свою кровь, жертвовал собой ради жизни других? А может быть тех, кто был спасен жертвой, которую принесла она, Таня Маркус, и сейчас глумится над ней, как и над могилами павших воинов в украинской столице, намалевав на мемориале Славы: “Вон жидов и москалей с Украины!” ?..

         А вот еще. - Газета “Вечерний Киев”, 22 октября 1992г.(фото): “ТЕРАКТУ ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ. Ровно 50 лет назад киевская подпольщица Таня Маркус уничтожила главного гауляйтера Киева. Это событие времен фашистской оккупации помнят. Вчера по этому поводу собрался митинг возле школы №44.” - Да, как и в предыдущем году, когда открывалась мемориальная доска на киевской школе №44, собрались люди, чтобы вспомнить юную, бесстрашную Таню Маркус. Ведь после окончания школы ее жизнь измерялась всего лишь несколькими годами, потому что дальше была Война.

        Нам не удалось увидеть лиц школьников в день открытия мемориальной доски. А на следующий день в актовый зал школы на встречу с ветеранами и соратниками Тани пришло лишь несколько учеников. И только на обочине митинга временами маячила фигура директора, наблюдавшего что происходит на школьном подворье...

        “Славяне, - говорится в одной из фашистских инструкций, - должны работать для Германии, поскольку мы в них нуждаемся, а если не нуждаемся, то они должны умирать. Медицинское обслуживание не должно иметь места.” – Подвиг еврейки Тани Маркус также насыщен смыслом и значимостью, как боевое родство тех разных людей, которые пошли защищать свой общий дом - землю, вырастившую их, одинаково напоенную кровью всех своих сыновей и дочерей.

        Нет, она не пришла грабить чужой дом, насиловать и убивать. Она подняла свой меч против палачей, разорителей родного очага. Она никогда не была террористкой, как не были террористами те, кто на поле брани поднял оружие против поработителей родной земли.

        Именно поэтому у стен ее школы собрался митинг, чтобы еще раз вспомнить об этом. Безусловно, павшие не воскреснут, но наша память и наш поиск  делают другое дело: они делают лучше тех, кто живет сейчас, потому что Урок жизни - продолжается.

         Я размышляю над тем, что такое патриотизм. Какими словами передать это большое и необъятное понятие? И в словах ли дело? В момент, когда раскрывается главное, и жизнь ставит вопрос: Кто ты есть? - в людях говорит Любовь, за которой неминуемо следует защита того, что любишь.

         Что же помогло Тане пройти свой путь? В тяжелых испытаниях судьбы она не растеряла себя, не растеряла того, что составляло ее сущность - понятий: Семья, Дом, Любовь, Родина - все это вместила в себя короткая жизнь Тани Маркус, все это питало и поддерживало простую и вместе с тем удивительную киевскую девушку, которая своей красотой и мужеством стала на пути человеконенавистничеству.

        МЫ ИЗМЕРЯЕМ ценность нашей жизни годом, днем или даже мгновением, насыщенностью того, что мы делаем. Мы измеряем жизнь не возрастом, а тем, что и для кого в ней успели сделать. И главные в нашей жизни слова - Мать и Родина. Точнее, оно одно - большое и близкое нам понятие...

          Таня прожила всего двадцать лет. Она не успела родить и вырастить детей. Со временем поредел круг ее близких и друзей. Вместе с тем, она не принадлежит уже самой себе - она принадлежит всем нам. И  дело не только в наградах, заслуженно не возданных. Она жила и будет жить в нашей памяти потому, что любовь к родной земле и подвиг - бессмертны как сама жизнь.    

                
             Вместо послесловия

           21 сентября 2006г. президент Украины Виктор Ющенко присвоил (посмертно) звание Герой Украины с вручением ордена «Золотая Звезда» участнице антифашистского подполья в Киеве Татьяне Маркус с формулировкой «За личное мужество и героическое самопожертвование, несокрушимость духа в борьбе с фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

           Таня не удостоилась этого при советской власти. Отрадно, что это произошло сейчас. Время, к сожалению, не всегда меняет настроение людей по отношению к еврейской крови, даже если кровь эта пролита в защиту земли, на которой эти люди жили и называли ее своей родиной.
                                                                                                             ©Геннадий Меш
                                                                                                              All Rights Reserved

                          НАЧАЛО                                                                                                                                                                                          ВОЗВРАТ